Известные цитаты из песен (300 цитат)

Цитаты из песен — это музыкальные алмазы, которые умеют заставить нас вспомнить о любви, радости, грусти и мечтах. Они словно магия, способная перенести нас в другое время и место, вызвать море эмоций и даже изменить наше настроение. В каждой строчке скрыто глубокое значение, которое заставляет нас задуматься, вдохновляет на новые свершения и делает нашу жизнь ярче и насыщеннее. Цитаты из песен — это источник
вдохновения и история нашей души, которая звучит в наших сердцах день за днем.

Мне под кожу запустили бы
дельфинов стаю, правда,
Я умру внутри тебя,
Я по тебе скучаю.

Не запирайся в рубашку, дыши глубже,
я знаю, что я лишний, и я не тот, кто нужен,
я буду лишь воспоминанием, этапом или стадией.
И, кстати, мы, наверное, вместе умрём.
Нас закопают за подъездами пятиэтажек,
Откроют рядом круглосуточный цветочный даже,
я никогда не был счастливым, это знаешь,
но стабильность — это здорово,
остальное неважно.

Несчастней остальных нас делают только любимые.

Не каждый получающий письма — счастливый.

Вино развязывает язык.

Апатия к будням.
То чувство, как будто с температурой в кровати:
скорее хочется вскрыться, нежели что-то менять.
И в каждом сне возвращаешься в лето,
сжимая конверты счастливых билетов.

Апатия к будням.
То чувство, как будто с температурой в кровати:
скорее хочется вскрыться, нежели что-то менять.
И в каждом сне возвращаешься в лето,
сжимая конверты счастливых билетов.

Стихи, шедевры пишутся от горя, а не счастья.

Скажи уже прощай, пожалуйста, ты не тяни,
прогнили мы, прогнили дни, когда мы были вместе,
хочу я сесть и отдышаться напоследок.
Ты никогда не найдёшь иголку из стога,
ты никогда не поймёшь меня,
ты больше никогда меня не увидишь.
И любишь ты, сука, совсем другого.

Пьеро писал об этом, не вспоминай лихом.
Пьеро спился и умер на Выхино,
в сраной хрущёвке-пятиэтажке,
заведомо знав о трагедии нашей.

Судьбу ломают женщины, которых ты хочешь.

Кто-то считает, что песни о депрессии, суициде или саморазрушении — это ужасно. А я думаю иначе: если тебе плохо и ты узнаешь, что не один переживаешь эти чувства, — тебе становится легче.

Никому не рассказывайте о своих проблемах. Всем все равно.

Я не была счастлива годами и не думала, что когда-нибудь буду. И вот, я добралась до момента, в котором я чувствую себя в порядке. Не потому, что я знаменита. И не потому, что у меня стало больше денег. Дело в мелочах – я повзрослела, некоторые люди появились в моей жизни, а некоторые из нее пропали. Все, что я могу сейчас сказать – для всех, кто чувствует себя неважно: все станет лучше.

Единственная причина, по которой вам что-то непонятно, только потому что вы к этому ещё не привыкли. И я думаю, что сейчас мир погряз в том, что все любят то и делают то, что любит большинство людей. Как стадо.

Я люблю ставить себя на место кого-то другого, когда пишу песни или просто даю советы. Я прекрасно улавливаю такие чувства, как горе, ревность, одиночество. Работает это и в обратном порядке – когда мне плохо, я слушаю песни, которые точно отражают мои чувства, это помогает мне справиться со всеми переживаниями.

Единственная причина, по которой вам что-то непонятно, только потому что вы к этому ещё не привыкли. И я думаю, что сейчас мир погряз в том, что все любят то и делают то, что любит большинство людей. Как стадо.

Это действительно забавно — поставить себя на роль персонажа — в туфли, в которых вы обычно не были бы. Не нужно любить кого-то, чтобы написать песню о любви к кому-то. Вам не нужно ненавидеть кого-то, чтобы написать песню о ненависти к кому-то. Вам не нужно убивать людей, чтобы написать песню об убийстве людей. Я не собираюсь убивать людей, поэтому я просто стану другим персонажем.

Я не была счастлива годами и не думала, что когда-нибудь буду. И вот, я добралась до момента, в котором я чувствую себя в порядке. Не потому, что я знаменита. И не потому, что у меня стало больше денег. Дело в мелочах – я повзрослела, некоторые люди появились в моей жизни, а некоторые из нее пропали. Все, что я могу сейчас сказать – для всех, кто чувствует себя неважно: все станет лучше.

Никому не рассказывайте о своих проблемах. Всем все равно.

Кто-то считает, что песни о депрессии, суициде или саморазрушении — это ужасно. А я думаю иначе: если тебе плохо и ты узнаешь, что не один переживаешь эти чувства, — тебе становится легче.

Любовь и смерть, добро и грех. Понять тебя не суждено. Любовь и смерть, добро и грех. Осталось выбрать лишь одно.

Если вдруг тебя не будет, кто тогда меня полюбит?

Ты видел, как она плачет – она тоже любит, но этих слов вслух не произнесут её губы..

Такие разные с тобой, до безразличия, но мы любим с головой.

Знаешь, как мне тебя сейчас не хватает. И вчера не хватало. И завтра тоже не будет хватать.

Мне так повезло, что я нашел тебя одну из миллионов звезд, дай мне своё тепло, свою любовь…

С тобой я готов был бежать на край света, но ты изменилась, сама ты туда удрала.

Любовь – это игра, в которой проигрывает тот, кто воспринимает ее всерьез, поверьте мне.

Любовь стоит целой вечности непрерывного ожидания. Даже миг настоящего чувства компенсирует все страдания.

Между нами километры и города, а я забрал твоё сердце и не отдам. Пообещай, так же сильно любить меня. Я прошу, не забывай меня.

И если б даже небеса мне дали ещё шанс,
Я б снова побежал наверх по этажам…

Пиздуй обратно в свой «Волшебный город»!

Кем бы ты не назвался
Мы подчиним и уничтожим тебя.
Запомни.

Но какими бы полными ни были наши сосуды,
Рано или поздно мы выпьем до дна друг друга.

Я так хотел раскрасить мир в яркие цвета,
Но в моих акварелях была ядовитою вода.
Я знал, что все шансы по пути растерял;
Но снова и снова краски по листу растирал.

Хотя бы для тебя, моей маленькой бледной принцессы
Рыл могилу, наслаждаясь процессом;
И теперь, я даже рад, если честно,
Что на двоих в ней достаточно места.

Завтра опять нас еле разбудит
Ещё один день, ещё один день, ещё один день,
Но ты должна знать, что так не всегда будет —
Мы однажды проснёмся нигде.

А может, просто потеряться? Впрочем, как и миллионы…

Да, наша Империя с нуля, да, важно доверие, семья.
Вы чё, поверили в себя?

Мы не Ромео с Джульеттой, не Бонни с Клайдом —
Нам далеко даже до Сида с Нэнси.
От нас останется лишь эта комната — цвета асфальта,
И недописанный текст этой песни, о том, как…

Не попади в ловушку чужой мечты.

Я вижу на себе твой пристальный взгляд,
Наверное, мне не стоит оборачиваться.

Скажи мне, что я изменился.
Мы — это ты, только со мной,
Давай начнем все с нуля,
Будто ничего не было.

У меня нет никакого имени.
Я тоже был твоей звездой.
Ты — свет, что завлек меня,
Я такой лишь тебя приму.

Ты достойна быть идеальной.
Заслужила достигнуть цели.

Тебе не о чем беспокоиться,
Ведь ты прекрасна.

Все желают любить тебя.
Все будут любить тебя.
Ведь ты заслуживаешь быть любимой.

Слишком много эмоций внутри меня, а я не знаю, хочу я жить или умереть. Я всего лишь делаю вид, что мне плевать. Мне не впервой притворяться, мне это хорошо знакомо. Хочу скрыть свои чувства, но не могу.

Наша жизнь продолжается, даже если любви приходит конец…

Все твои мечты могут стать реальностью.
Поэтому продолжай идти вперёд,
И никогда не останавливайся!…

Так больно слушать эту тишину,
Ты просто молчишь, а я чего-то жду.

Почему песни о любви заставляют грустить?
И почему так трудно отпустить?

Как надо немного для настоящего счастья:
Стань частью меня, большей частью.

Всё это — как полотна Сальвадора Дали:
Ищешь ответы снаружи, но ответы внутри.

Искусно предан теми, кому верил,
Но по-прежнему предан тем, кто верит мне…

Я не страдаю, но порой бывает очень грустно, не от того что больно, просто стало в сердце пусто.

Разлука — способ ценить то, что между нами.

Ты можешь обмануть себя, но не моё сердце.

Боишься боли, трактуя любовь по-своему,
А я боюсь присвоить тебя и все испортить…

Просто наслаждаясь каждым моментом,
Сдаться добровольно в плен и болеть этим…

Прочь из моей головы.
Босиком.
Кувырком.
С чемоданом в руке
или без чемодана в руке.
Налегке.
Вдалеке.
Пока я по тебе не проехал катком.

Она хотела даже повеситься,
Но институт, экзамены, сессия…

И лампа не горит,
И врут календари,
И если ты давно хотела что-то мне сказать,
То говори.

Поздно… ночью… через все запятые дошёл, наконец, до точки.
Адрес… почта… не волнуйся, я не посвящу тебе больше ни строчки.

Любой обманчив звук — страшнее тишина…

Привет. Мы будем счастливы теперь — и навсегда…

Гаснут цифры — я звонил, чтобы просто услышать голос…

Я люблю людей, люблю, когда их нет,
Я бы вышел на балкон и разрядил бы пистолет.

Миллиарды звезд сошли на нет
С тех пор, как мы с тобой на ты.

Любовь всегда одна, ни выстрела, ни вздоха.

Не люби нелюбимых, но дари понимание даже в холодные зимы!

Где мне найти то, что я видел в тебе и чем дышал…

Сколько память хранит то, что я выметаю из разума?

И солнце начинает петь в волосах, озаряя сотни отчаянных глаз.

Как можно выжать смех из этих серых дней? Писать и не предавать, верить и быть?

Смерть забирает самых любимых — как секта,
Оставив нам города и проспекты.
Тобой движет то, что тебя не топит.
Эта тупая боль словно допинг.

Проснись, я всё выдумал. Голоса в моей голове хотят большего.

Странно, когда мой дом — это не ты, а просто комната.

Если я улыбаюсь, значит я готов.

И я скучаю по глазам твоим светлым…
Бережно храня воспоминания наши.

Мы брошены камнем вниз,
Летели на встречу той доброй печали,
И каждый гнул свой каприз,
А поезда мимо нас проезжали,
Айда до Сочи, стоим в тамбуре.
Тянем сладкий дым, пару минут я привыкаю
Быть с тобой нежным, но надо ли?
Ведь я останусь навсегда тут!

Джаз — это музыка для знатоков, я бы даже сказал, для избранных.

Музыка — это код. Этот код содержит все тайны, всё, что мы пока не понимаем. Мы прибегаем к философии, чтобы понять многие вещи. Но музыка — словно свидетель существования мира с момента его создания.

Я считаю, что джаз — это один из величайших музыкальных языков. Возможно, это самое лучшее, что изобрела Америка.

Я говорила тебе, что не нужно беспокоиться,
Но, может, я соврала.

Ты можешь врать, но я знаю, что ты не в порядке.

Я делаю, что хочу и когда хочу,
Моя душа так цинична.

Думаю, мы все забываем о том, что жизнь — это то, что перед нами. Знаете, как вы сидите с одним другом и пишите другому: «Бро, я так хочу тебя увидеть». А потом вы увидитесь и вы снова пишите кому-то ещё. Всю жизнь мы ходим вот так по кругу. Мы живём в ожидании чего-то, что будет, а когда оно случается, мы снова ожидаем чего-то. Вот так всю жизнь, а потом — бум! — и ты умер.

Это действительно забавно — поставить себя на роль персонажа — в туфли, в которых вы обычно не были бы. Не нужно любить кого-то, чтобы написать песню о любви к кому-то. Вам не нужно ненавидеть кого-то, чтобы написать песню о ненависти к кому-то. Вам не нужно убивать людей, чтобы написать песню об убийстве людей. Я не собираюсь убивать людей, поэтому я просто стану другим персонажем.

Я люблю ставить себя на место кого-то другого, когда пишу песни или просто даю советы. Я прекрасно улавливаю такие чувства, как горе, ревность, одиночество. Работает это и в обратном порядке – когда мне плохо, я слушаю песни, которые точно отражают мои чувства, это помогает мне справиться со всеми переживаниями.

Музыка очень важна. Я никогда не считал музыку развлечением. Она может быть развлечением, но это лишь маленький сегмент ее возможностей. В настоящее время мы используем музыку в очень узком смысле. Надеюсь, в будущем люди будут использовать весь спектр ее возможностей.

Творческие ценности не имеют ничего общего с социальными ценностями. Сначала — созидание, затем анализ и оценка. Когда вы ставите оценку впереди, вы убиваете творчество. Творчество абсолютно непредсказуемо и свободно.

Я теряю тебя опять и опять, за тебя, за любовь я готов всё на свете отдать…

Любовь стоит целой вечности непрерывного ожидания. Даже миг настоящего чувства компенсирует все страдания.

Знай — я тебя не тороплю, сказать три самых главных слова – “Я тебя люблю”.

Всё, без тебя не так. Лечу к тебе я словно комета, и даже под дулом пистолета я найду тебя…

Она могла бы стать любимой, отперев засов, но предпочла остаться той единственной из снов.

Наши отношения – надрезы на сердце скальпелем аккуратные, терзающие постоянно. Но приятно чувствовать эту боль, значит, моё сердце бьётся тобой…

Люблю и ненавижу. Ненавижу, что люблю. Температура в моём сердце близится к нулю.

Любви нет и не было никогда! Только в душе моей осталась пустота… Любви нет и не было никогда! Ну что же было тогда?!

Стук в груди, но он не чувствует пульса, мысли о любви, но без единого чувства…

Оставайся такой, будь собой до конца, и не верь всем, что скажут, что любовь умерла…

 

Холода — не беда, если рядом ты.

Я потерял свой плот, меня волной несёт!
Небо в моих глазах, и наплевать на всё.
Ветер, гони волну, чтоб я быстрее плыл;
Может хоть так верну всё то, что я любил.

Пеплом ещё один день опускается медленно-медленно на кафельный пол…

Однажды с небес сойдёт ангел такой замечательный, такой желанный. И, конечно, ты не такая.

Ты поцелуешь его в щеки дважды, ведь он так отважен. Но на предложение провести домой откажешь.

Мне не нужен гид ни по жизни, ни по стилю.

Кем бы ты не назвался, мы подчиним и уничтожим тебя. Запомни.

Но какими бы полными ни были наши сосуды, рано или поздно мы выпьем до дна друг друга.

Вчера мы с кентами на небе седьмом из белых кирпичиков строили дом, болтая о том, как счастливо щас мы все тут заживём.

Каждому ангелу положен свой дьявол, и ты нашла меня на городской свалке.

Завтра опять нас еле разбудит ещё один день, ещё один день, ещё один день, но ты должна знать, что так не всегда будет — мы однажды проснёмся нигде.

Шепну ей тихонько на ушко то, что не принято вслух говорить: «Сегодня я с тобой, потому что мне скучно жить».

Вы знаете, почему у радуги семь цветов? Потому что в BTS семь мемберов.

Думаю, радуги остаются во льду, когда вода замерзает.

На белом холсте обыденности мы рисуем мечту кистями поступков, окуная их в глубины разума. Лишь используя ту палитру, что подсказала нам сама природа, мы нарисуем прекрасную картину своей жизни! Красный – Кротость
Оранжевый – Осознание
Желтый – Жизнерадостность
Зеленый – Заботливость
Голубой – Гармоничность
Синий – Сострадание
Фиолетовый – Фееричность

Однажды завтра, которое мы так ждем, превратиться в воспоминание из прошлого.
«Завтра» станет «сегодня», а затем превратиться во «вчера» и будет уже за моей спиной.

Говоришь, это любовь? Не смеши. Все это – лишь подделка.

Я хочу, чтобы дождь шел весь день,
Потому что хочу, чтобы кто-то скрыл мои слёзы.

Там, где есть надежда, непременно есть и отчаяние.

Может, наступит день, когда мы проиграем,
Но это не сегодня! Сегодня мы боремся!

Почему только я влюблен?
Почему больно только мне?..

Даже если я потерплю неудачу,
Я всё равно буду бежать к своей мечте…

Я утешаю себя. Я говорю себе, что этот мир не идеален, а сам все больше чувствую пустоту внутри себя.

Не слушай шёпот тех, кто якобы в курсе!
Верь сердцу, доверяй своим чувствам.

Свои не те, кто слушают, а те кто слышат.

И каждым своим мускулом могла почувствовать, как будто сердце режут изнутри… Это лишь чудится…

Мы в собственном ритме,
Мутим то, что помогает жить нам.

Всю мою жизнь я искал любовь, чтоб любить одну.

Подарите мне крылья вольные… Отпустите меня к нему — больно мне…

Нас не стереть, мы живем назло. Пусть не везет, но мы свое возьмем.

Искусно предан теми, кому верил, но по-прежнему предан тем, кто верит мне.

Все мечты осуществимы, просто действуй! В этом тексте ты найдешь правильный ответ: «Ничего невозможного нет!»

Те, кто не простили меня, пусть отомстят, те, кого простил — рад и жду в гостях.

Нужно расти вслед за ростом цен.

Осенью легла пыль,
Осенью угас пыл,
Солнца потускнел жар,
Осенью весь мир жаль.

Нечего ждать.
Некому верить.

Я люблю, не нуждаясь в ответном чувстве.

А двое не спят, двое сидят у любви на игле.

В этой книге между строк спрятан настоящий Бог,
Он смеется, он любуется тобой…

Ведь ты красива, словно взмах волшебной палочки в руках
Незнакомки из забытого мной сна.

Я не хочу расставаться с тобой без боя, покуда тебе снюсь.

Откуда нам знать, что такое война, если мы не знаем мира.

Целым был и был разбитым,
Был живым и был убитым,
Чистой был водой, был ядом,
Был зелёным виноградом.

Не продырявь мне башку взглядом внимательных глаз.

Мне жаль, что мы снова не сядем на поезд
Который пройдет часовой этот пояс
По стрелке, которую тянет на полюс;
Что не отразит в том купе вечеринку
Окно, где все время меняют картинку,
Что мы не проснемся на утро в обнимку.

Детские слезы мои кажутся мне крупинками горя в таком большом городе!

Впереди немного легче, поменьше мыслей,
Весна подарит нам стимулы жить.

К тому, кто предал и стал чужим, нежность моя треснула шелком.

Я тебя буду ждать! Вечность — это не срок!
Времени не оторвать, от жизни моей кусок!

Открой мне дверь и я войду,
И принесу с собою осень.
И если ты меня попросишь,
Тебе отдам её я всю.

Мы обязательно встретимся, слышишь меня?..
Прости…
Там, куда я ухожу,
Весна…
Я знаю, ты сможешь меня найти…
Не оставайся одна…

Не осталось ни сил, ни ощущения боли.
Тоской изъедена душа, как личинками моли.
Всё катится в пропасть, причем уже не в первый раз,
И равен нулю смысл дружеских фраз.

Пустые слова эти ваши мечты,
ведь тем, кем хотели вы быть — вы не стали.

А я мечтал, чтоб ты не умерла,
забудь и подыхай теперь.
Знаешь, ты для меня мертва,
теперь ты для меня лишь тень.
Я утопил тебя в этом кровавом сплэше,
знаешь, я убиваю людей.

А я просто сидел и заплакал.
Не из-за того, что искал междустрочье в твоих сообщениях,
а просто потому что слаб.
Потому что достало каждый день начинать заново,
искать в арках между луж своё отражение.
Потому что рассказывать больше нечего
тебе по телефону ночью.
Запомнил, как выглядишь, а на мобильном
вся галерея в твоих фотографиях.

Грустных людей никто не любит, это аксиома.

Для меня музыка была чем-то более фундаментальным и важным, чем просто желание стать музыкантом. Я никогда не ощущал себя музыкантом, и не ощущаю этого сейчас. Для меня музыка — это природа. Это не школа, не работа, что слишком шизофренично, на мой взгляд. В школе вы можете усвоить определенные техники, но наилучший путь — это создать собственную технику. Ты делаешь что-то свое, так, как ты это чувствуешь…

Синтезатор — как зеркало над миром, он такой же по своей природе.

Для меня музыка — это отражение. И если люди становятся все более интеллектуальными, это отражается не только в музыке, но и в повседневной жизни. Мы сегодня живем в интеллектуальном обществе. От этого мы и страдаем, от этого превращаемся в шизофреников. Слишком много логики. Люди боятся чувствовать. Вот почему за последние тридцать лет музыка стала настолько важна. Возможно, она — это последний способ общения между людьми.

Я не слышу разницы между группами, звучащими по радио. Каждая из них похожа на двадцать остальных. Возможно, я превращаюсь в старого брюзгу — но хоть убейте, не пойму, почему эти молодые ребята так стараются быть похожими один на другого. Зачем они стремятся стать рок-звездами — чтобы иметь возможность изменить мир, сделать что-то новое и выразить себя? или ***нуться с Пэрис Хилтон и получить vip-пропуск в модный клуб?

Я выпивал… Но такой уж я человек: стоит немного выпить, и если предложат кокаин, тут же это покажется классной идеей… И через сутки идея всё ещё кажется классной: тогда я ползаю по ковру в поисках завалявшейся гранулы… Спустя какое-то время я стал понимать, что утратил контроль. Я начал ненавидеть себя.

Все это — мои личные переживания, но они объеденные крайне претенциозной идеей записи… она должна была… и стала чем-то вроде устаревшего концептуального альбома времён 70-х. В нём нашли отражение записи очень на меня повлиявшие — Low Дэвида Боуи и даже The Wall, я уверен, что позаимствовал кое-что у Pink Floyd. По правде говоря я точно это знаю… Пусть эти записи сейчас и могут показаться кому-то устаревшими, меня они восхищают гораздо больше, чем что-нибудь вроде: «Вот мой видеоклип, вот моя танцевальная песня, вот моя пауэр-баллада». Вся эта доступность. В моём случае это просто — я, скучающий, пытающийся что-то придумать, установить рамки, в которых мне хотелось-бы работать, короче сконцентрироваться.

Странное чувство находиться перед огромной массой людей, которых ранее ты никогда не встречал и вряд ли увидишь вновь, а они тем временем подпевают тебе, и это идёт изнутри. Они выглядят так, как будто всё понимают, но на самом деле они не имеют ни малейшего представления, о чём же я говорю, но это действительно что-то значит для них, и это круто. Я часто встречаю людей, и им кажется, что они знают меня, ведь они читали мои интервью или же стихи. «Тебе очень хорошо ясна ситуация Курта Кобейна. Зачем он покончил с собой? Бла-бла-бла». Вы ничего не знаете о Курте, мать его, Кобейне! Вы читали его стихи, смотрели его выступления на телевидении, но ведь это совершенно другая сторона монеты. Кому из вас, чёрт возьми, известно, через что ему приходилось проходить? То, что с этим человеком происходило немало всякого дерьма, очевидно. Когда кто-нибудь говорит: «Эй, чувак, чего ему расстраиваться? Он богатая рок-звезда», я прихожу к выводу, что человек, сказавший это, никогда не достигал поставленных перед собой целей. Когда ты действительно добиваешься чего-то, то приходишь к выводу, что это клёво, но это не совсем то, о чём ты мечтал. Ты не можешь являться самым довольным жизнью человеком лишь потому, что кто-то приобрёл твой альбом. Всё это включает в себя значительно больше.

Я просто хотел убить себя. Я ненавидел музыку. Я думал что-то вроде: «Мне хочется снова отправиться в турне, ненавижу сидеть взаперти пытаясь расцарапать себе душу». Это очень больно — исследовать те области своего мозга, о которых ты предпочёл бы не знать. Ты сочиняешь что-нибудь и думаешь: «Чёрт возьми! Я не могу об этом сказать. Я не хочу, чтоб люди узнали об этом». Это нечто настолько обнажённое и искреннее, что тебе страшно это выпускать. Ты отдаешь часть своей души, выставляешь напоказ часть себя. Я стараюсь этого избегать. Я ненавижу это ощущение, когда ты посылаешь кому-нибудь свою кассету: «Вот моя новая песня. Я только что разрезал свою душу. Послушайте и покритикуйте».

Трэш — музыка для умных. В нем присутствует очень много интеллекта: и в музыке, и в лирике, и даже в делах самих групп. Трэш породил кучу умных парней. Может быть, мы не похожи на всяких интеллектуалов и ботаников, но каждый из нас умен именно в своем деле — профессионально и творчески. Мы все всегда были дальновидными.

Музыка — это самое прекрасное, что есть на земле. Но даже она не разбудит мертвого.

Требовать можно только у себя. У остальных нужно просить.

Пишет строчки о любви…они легко ей удаются, между тем её чувство разбивается как блюдце…

Они нам дуло к виску, они нам вдребезги сердца, а мы за ними во тьму, а мы за ними в небеса…

Твоя вечная любовь так мало длилась, твоя вечность о любви имеет срок.

Я не виню тебя, и нет моей вины, что мы судьбой обречены.

В наших силах зажечь любовь и греться, под страстный трепетный ритм бьется сердце.

И ты для меня свет, и ты для меня тьма, и, если тебя здесь нет, я просто схожу с ума.

Две недели уже с тобою мы не вместе, душа воет волком, сердце не на месте.

Если человек умер, его нельзя перестать любить, черт возьми. Особенно если он был лучше всех живых, понимаешь?

Если бы я знал, когда видел тебя в последний раз, что это последний раз, я бы постарался запомнить твое лицо, твою походку, все, связанное с тобой. И, если бы я знал, когда в последний раз тебя целовал, что это — последний раз, я бы никогда не остановился.

Такой вот парадокс: мы совершаем подвиги для тех, кому до нас уже нет никакого дела, а любят нас те, кому мы нужны и без всяких подвигов…

Что стоит эта ночь без сна? Что стоит этот день без мечты? Что стоит одиночество без конца, и жизнь без любви?

В замке скрипнет ключ неуклюже и дверь защитит
От софитов, что срывают с тебя тайну,
От веселых песен, прячущих твои слезы,
От чужих глаз, что пришли сюда случайно,
От сцены, где все слишком несерьезно.
Но ты же любишь терпеть софиты,
Музыку, деньги, чужие руки,
И, конечно же, не отдашь мне ключ.

Мне не страшно в клетку, страшно умирать,
Но всё равно мы любим эти улицы.
С их черно-белой гаммой, в которой мы
Сжигаем себя ради этих улиц и
Продолжаем ночами видеть цветные сны.

Я хороший, просто хотел угореть по злу,
С теми, кого люблю.
И вот теперь
Ползу к финишу.

Одинокий ублюдок.

Мне было так одиноко на этом празднике жизни.
Музыка играла, моей дамой была стена.
Твой белый танец, как током, меня ударил,
И мы с тех пор вместе и навсегда.

Почему молчишь?
Почему молчу? Молчание — золото, и я за всё плачу.

Я бы хотел опять любовью заткнуть пустоту,
Но вижу перед собой только порнозвезду.
Она боится спать одна, долго не держит синиц в руках,
Им вечно пылиться на пленках.

Мне было так одиноко на этом празднике жизни. Музыка играла, моей дамой была стена. Твой белый танец, как током, меня ударил, и мы с тех пор вместе и навсегда.

Мне не страшно в клетку, страшно умирать, но всё равно мы любим эти улицы. С их черно-белой гаммой, в которой мы сжигаем себя ради этих улиц и продолжаем ночами видеть цветные сны.

Я так хотел раскрасить мир в яркие цвета, но в моих акварелях была ядовитою вода. Я знал, что все шансы по пути растерял; но снова и снова краски по листу растирал.

Хотя бы для тебя, моей маленькой бледной принцессы рыл могилу, наслаждаясь процессом; и теперь, я даже рад, если честно, что на двоих в ней достаточно места.

Не отступайся от своей мечты, никогда!…

Ради тебя я мог притворяться сильным, когда мне было больно.

Я хотел стать счастливым и сильным,
Но почему я становлюсь только слабее?…

Ради тебя я мог притворяться счастливым, когда мне было грустно.

Cо временем я перестал справляться с бурей в своей душе, и за смеющейся маской явилось мое истинное лицо.

Все мы дураки, идиоты.
Надеясь на шанс, мы хватаемся за любовь, что уже изжила себя.

Даже я, даже я не знаю, кто я такой.

Даже если я дотянусь до тебя рукой,
Ты растворишься, словно сон…

Вы показали мне причины,
Почему я должен любить себя
Мое дыхание, мой путь — это все ответ для меня.

Всё же реальный мир
Отличается от обещаний.

Почему ты все еще хочешь спрятаться за маской?
Даже шрамы от собственных ошибок, — это мои созвездия.

Только мертвый не боится смерти.

Из моей головы, где сферой становится плоскость,
Где то горит фейерверк, то тлеет свечка из воска,
Где музыка Баха смешалась с полотнами Босха
И не дружат между собой полушария мозга.

Из моей головы,
Где крутится строчка одна днём и ночью:
«Вали из моей головы очень срочно!»
И вместе с собой забери о тебе мои мысли…

Никому не доверяй
Наших самых страшных тайн,
Никому не говори, как мы умрем.

Так тихо, что я слышу, как идет на глубине
Вагон метро…

Любые вещи превратятся в хлам,
Никто не помнит, кто построил храм.
Такая жизнь — не сахар и не шёлк,
Здесь помнят лишь того, кто храм поджёг.

Мне здесь так тесно,
Мне здесь так душно,
Мне надоела на части людьми разделенная суша,
Я поднимаю глаза, я тоскую по родственным душам,
Мне здесь так тесно!

Мы ушли в открытый космос —
В этом мире больше нечего ловить.

Лишь бы мы проснулись в одной постели…
Скоро рассвет…

Любовь — это когда хорошим людям плохо.

Война со всех сторон, а я опять влюблен,
Что ты будешь делать?

И мы снова вдребезги и нас не починить. Плевать, ведь наши дети будут лучше, чем мы.

Даже сажей, можно нарисовать счастье. Жизнь-кастинг, горим и гаснем.

Я не ртуть, чтобы зависеть от перепадов температур.

И что ни говори, они правда не пара. Но это их не парит. Это их право.

Люди сходят с ума, пытаясь разгадать тайну: откуда в любви сила плавить камни.

Ты рядом со мной и это самый чистый кайф.

Лучше ярко вспыхнуть, и вмиг сгореть дотла, чем тлеть всю жизнь, так и не поняв, что жизнь прошла.

По нужным номерам, увы, длинные гудки.

Помни о маме, ведь только она,
Всегда будет верить тебе и в тебя.

Зашей мне эти раны, как-то паршиво всё…

Я не мог знать заранее, что ты тоже ненормальная,
Ведь наделяли чем-то новым нас эти свидания.
Ты аномалия, оттого и не любовь, а мания
У нас с тобою была, вперемешку с криком и бранью.

Хоть мне больно,
но я так тебя люблю.
И просыпайся,
это лишь мои стихи,
а я обезвожен.

Порой окраины будут скучать по нам,
Наши тени ещё долго будут блуждать по маршруткам,
Вымой румяные щёки и выпей чашечку кофе,
А я уже пропаду без обеда, без ужина.

Это красное/черное/красное/белое, только вот ты не станешь взрослей…

Я просто не понимаю, как эта боль может уйти?
Ты потерял человека и он не вернется.
А через четыре дня случайно на подушке находишь её волосы,
В ванной до сих пор зубная щетка, в телефонной книжке номер — бери да звони.
Только не существует уже того голоса.

Я ненавижу эти ***ские фильмы,
я ненавижу эти ***ские песни.
Мы вроде думаем, что любим кого-то,
впадаем в депрессию, мы не вместе.

Это то, о чём мы мечтали,
Но не то, к чему мы пришли.

И если я не могу прокрутить дни вспять, нажать на паузу, что-то или кого-то оттуда вернуть, то хотя бы ночь подарит аудиенцию с прошлым, в ней всё равно его больше.
И если я не могу сказать — не поймут, не хочу кричать — ничего не исправить, то пусть тишина меня не опорочит.

Знаешь, выбором проторенных путей я никогда не отличался, в детстве всегда выбирал самые некрасивые игрушки, боясь того, что кроме меня их никто не полюбит.
Знаешь, они могут жить без тебя, значит и без меня обойдутся, а мне не нужно место в их новом «завтра», я стану тем, благодаря кому тебя никогда не забудут…

Знаешь, выбором проторенных путей я никогда не отличался, в детстве всегда выбирал самые некрасивые игрушки, боясь того, что кроме меня их никто не полюбит.
Знаешь, они могут жить без тебя, значит и без меня обойдутся, а мне не нужно место в их новом «завтра», я стану тем, благодаря кому тебя никогда не забудут…

Твои бледные руки немеют,
уже больше не кончится лето.
мотивируюсь детскими грёзами,
где любовь заедали конфетами.
только вот поменялись те сладости:
удовольствие только нетрезвым;
доставать из души одиночество,
посылая страдания в бездну.
но вот только когда мы проснёмся,
твои красные веки и слёзы
не закружатся в пламенном танце
взглядов, что бьют сильней лучей солнца.
и мы снова нетрезвые, видишь,
как стекает венозная кровь:
поперёк, а не вдоль, ты же знаешь
в мёртвом цикле закружимся вновь.

Я безуспешно открывал чужие двери,
но там, где нас не ждут, не место нашим лицам.

То, что было травмой, физической или душевной, должно заполняться чем-то созданным нами. Если не заполнять, останется пробоина. И навсегда.

Можешь и дальше смотреть, как горит моё сердце
Огнём, что ты разжёг во мне,
Но я не позволю тебе вернуться, чтобы погасить его.

Я никогда не понимаю, что ты чувствуешь.
Ты вообще чувствуешь хоть что-нибудь?

Я никогда не понимала, как угодить тебе.
Ты смотришь на меня так, словно я прозрачная.

Разве это не прекрасно? Я совсем одна.
Моё сердце хрупкое, как стекло, моя голова тяжела, как камень,
Разорви меня на кусочки, от меня остались лишь кожа до кости.

Я выпиваю тебя до дна так,
Словно хочу захлебнуться, словно хочу покончить с собой.

Твоя любовь кажется такой фальшивой.
Мои требования несложны для выполнения.
Если бы я могла заснуть сейчас, я бы заснула.
Твоя ложь долго не продержится, я думаю, что тебе нужно прекратить лгать.

Позволь мне растекаться по твоим венам.

Друзья неподалёку:
Их тела лежат на заднем сиденье моей машины.

Ты говорил, что останешься, но затем сбегал.

Я пришла с серьёзными намерениями, кажется, я перестаралась.
Я носила своё сердце на цепочке,
Вокруг своей шеи, но теперь оно исчезло.

— Она могла бы стать любимой, отперев засов, но предпочла остаться той единственной из снов…

А ты же говорила, мама, сразу, что это не любовь – это зараза.

Любишь и не любишь ты меня – не понимаю. Губы, губы, губы говорят – только не знаю.

Если любишь — найди, если хочешь — приди…

Я хотел бы остаться с тобой, просто остаться с тобой…

Смерть стоит того, чтобы жить. А любовь стоит того, чтобы ждать…

Без тебя родная я не я, ты моя мания, ты аномалия.

Нам никто не скажет, что можно что нельзя. Можем стать влюбленными – хот вчера – друзья.

Похолодало как-то без любви…

Время не пришло. Время лечит, но к чему лечить любовь…?

А нас так тянет, так манит к друг другу. И всё по-новой и всё по кругу.

А может, просто потеряться? Впрочем, как и миллионы…

Ты и я — больше, чем просто друзья, потому что я — твой, а ты — моя.

Пока где-то обычный мальчик считает сдачу, рад этой мелочи. С обычной девочкой в обнимку идёт, считая своей половинкой её.

Я хороший, просто хотел угореть по злу, с теми, кого люблю. И вот теперь ползу к финишу.

Не лезь в мои карманы, там не будет денег, здесь они мне не нужны, меня и так все знают. Я типа как новый Есенин, ***у девок и стихи им читаю.

Очередная серая мышь, лаская меня спросит, что я в ней нашел.
Шепну ей тихонько на ушко то, что не принято вслух говорить:
«Сегодня я с тобой, потому что мне скучно жить».

Пока где-то обычный мальчик
Считает сдачу, рад этой мелочи.
С обычной девочкой в обнимку идёт,
Считая своей половинкой её.

Я потерял свой плот, меня волной несёт!
Небо в моих глазах, и наплевать на всё.
Ветер, гони волну, чтоб я быстрее плыл;
Может хоть так верну всё то, что я любил.

Женимся, чтобы размножались вдовы,
Рождаем рабов для тех, у кого всего вдоволь.
Я задавал улицам вопрос: «Кто вы?»
Они в ответ ухмылялись: «А кто ты? Новый?

Слоняюсь по пыльной столице, разменивая свою юность, главное – только не остановиться, главное – только не начинать думать.

Если вдвоём — только в морг.

Пока мы находимся в этом лабиринте жизни,
Мы всегда будем молодыми…

Забери всё это.
Я ненавижу тебя!..

Останови меня до того, как я тебя поцелую,
До того, как отдам тебе своё сердце…

Наша музыка — это звук нашего дыхания…

Ложь пронзает меня,
И я схожу с ума.
Я ненавижу это…

Мы слишком молоды, чтобы о чём-нибудь волноваться.
Сегодня я пытаюсь уйти от забот.

Если бы только будущее было таким же,
Как и мой сон прошлой ночью.

Даже когда прекратится дождь и небеса очистятся от туч, я буду стоять здесь, такой же как прежде.

Эти звёзды — не наши огоньки, они — это мы.

Это нормально, если у тебя нет мечты, пока у тебя есть моменты, когда ты чувствуешь счастье.

Раньше я строил из себя взрослого,
А теперь хочу быть ребенком…

Ревнует ко всем подряд, злиться, но молчит,
Резко в слёзы и как безумная закричит.
Замолчит отвернется и долго смотрит в окно.
Скажет, что устала и не любит меня давно.
Успокоится, подойдет и тихо скажет «люблю»,
Ради этого одного слова я живу.

Никто не знает, кому как карта ляжет,
Платим дважды, однажды не заметив лажи.
Даже сажей, можно нарисовать счастье.
Жизнь-кастинг, горим и гаснем.

Мы провожали закаты, встречали дни, из тысячи других мне нужен был только ты… и не дают покоя темные ночи без сна, мне не хватает, знаешь мне не хватает тебя…

И что ни говори, они правда не пара.
Но это их не парит. Это их право.

Люди сходят с ума, пытаясь разгадать тайну:
Откуда в любви сила плавить камни,
Куда уходит она, когда остывает сердце
И почему так близко от любви до ненависти.

Терплю, потому что люблю,
Люблю, потому что живу…

Быть может, Боже, моя вера слаба,
Но где бы я не был я помню эти слова
Прости за то, что я тебе их редко говорю: «МАМА, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!»

Разместив в сети аватары, забавный ник, моделируется параллельный иллюзорный мир.
Он, затупив, вечером не вышел в эфир, она, вспылив, удалила себя, нажав Delete.

Лишь небо знает как сейчас непросто:
Крепкое виски и небо грозное…
Еще не поздно, поверь, приди.
Я верю детка, счастье впереди.

Когда я усну, прошу тебя, любимая, приснись мне.

А я её любил, да и сейчас люблю…
Кричал ей вслед: «Уйдёшь — убью!»
Друг другу дали клятву «never died»
Да уж, слова-песок, время-вода…
Знаешь, иногда мне кажется, что эта любовь,
Как и эта боль, навсегда со мной!

Я просто знаю,
Что в последний момент,
Когда тебе никто не поверит,
Прохожий на остановке возьмет
И укроет тебя под плащом.

Все двери открыты, распахнуты окна,
Зима обещает быть очень жестокой.

В табачном дыму, за спиртных напитков распитием
Я не живу, я слежу за собственной жизни развитием…

Я наяву вижу то, что многим даже не снилось
Не являлось под кайфом,
Не стучалось в стекло
Мое сердце остановилось…
Отдышалось немного… и снова пошло!

Мой друг не пьет и не курит —
Лучше бы пил и курил.
Держал бы дома что-нибудь такое —
Я бы чаще к нему заходил.

Любой, имеющий в доме ружьё,
Приравнивается к Курту Кобейну.
Любой, умеющий читать между строк,
Обречен иметь в доме ружьё.

Людям так нравится делать новых людей…

И ты забудешь мой последний взгляд,
Но через сотни лет должна узнать мой голос.

Девочка с глазами из самого синего льда
Тает под огнем пулемета.

Оцените
Цитаты великих людей онлайн
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Сейчас напиши что думаешь!x