Красивые цитаты про школу (400 цитат)

Школа — это место, где каждый день начинается новое приключение знаний и открытий. Здесь ученики не только получают образование, но и формируют свою личность, развивают таланты и находят друзей на всю жизнь. Школа — это мир, где зарождаются мечты и воплощаются в реальность, где каждый урок становится шагом к будущему успеху. Красивые цитаты про школу собраны в данной подборке.

Некоторые дети так любят школу, что хотят оставаться в ней всю жизнь. Из них то и выходят ученые.

Школа есть одно из проявлений жизни с её борьбою и с её влечениями к достижению вечной природы.

Школа — это мастерская, где формируется мысль подрастающего поколения, надо крепко держать её в руках, если не хочешь выпустить из рук будущее.

Школа готовит нас к жизни в мире, которого не существует.

Если все заботы у вас позади, вы, вероятно, шофер школьного автобуса.

Почему дети обычно такие умные, а родители, как правило, нет? Как видно, потому, что дети ходят в школу.

Всякая школа славна не числом, а славою своих учеников.

Целью школы всегда должно быть воспитание гармоничной личности, а не специалиста.

Школа — это место, где учителя требуют от ученика знаний по всем предметам, в то время как сами знают по одному.

Чтобы образовать народ, нужны три вещи: школы, школы и школы.

Есть дети с острым умом и любознательные, но дикие и упрямые. Таких обычно ненавидят в школах и почти всегда считают безнадежными; между тем из них обычно выходят великие люди, если только воспитать их надлежащим образом.

Трудных наук нет, есть только трудные изложения, то есть непереваримые.

Школа должна прививать своим воспитанникам такие навыки логического мышления, которые гармонировали бы с самой природой человека.

Лучшая школа дисциплины есть семья.

Образование, которое включает в себя обретение навыка учиться, не начинает устаревать мгновенно… Скорее оно готовит обучающихся к тому, чтобы вести продолжительную интеллектуальную беседу с миром и, тем самым, не останавливаться в своем интеллектуальном росте.

Отдать сына в колледж – все равно что сдать белье в прачечную. Вы получаете то, что отдали, но часто в совершенно неузнаваемом виде.

В мире есть две сложные вещи — воспитывать и управлять.

Секрет уважения учителя учеником лежит в уважении ученика учителем.

Во всем, где слово служит посредником между людьми, а в преподавании — особенно, неудобно как переговорить, так и недоговорить.

Никто еще не достиг величия, следуя школьным правилам.

Непринужденная беседа — лучшая школа для ума.

Школа нужна не для того, чтобы дети учились, это они лучше делают сами, а для того, чтобы взрослые имели гарантированный отдых от той бурной деятельности, в которой дети сами себя учат.

Мне пришлось отбывать срок трижды: в школе, в армии и в тюрьме.

Если педагог соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он — совершенный педагог.

Бесспорно, школа дала многое – основы некоторых знаний, дипломы, аттестат. Но она отняла то бесценное время, за которое можно было научиться настоящей жизни.

Подготовка нашего подрастающего поколения к жизни, к полезному труду, воспитание у нашей молодежи глубокого уважения к принципам социалистического общества — эта задача должна стать главной задачей нашей школы.

Преподавателям слово дано не для того, чтобы усыплять свою мысль, а, чтобы будить чужую.

Вы говорите, это известно каждому школьнику? Если бы я знал все, что известно каждому школьнику, я бы мог учить академиков.

Никто еще не достиг величия, следуя школьным правилам.

Когда в зрелом возрасте нет заслуг, хвастаются школьными успехами.

Школа — это место, где шлифуют булыжники и губят алмазы.

Мы учимся всю жизнь, не считая десятка лет, проведенных в школе.

Нынешний школьный аттестат удостоверяет только, что его обладателю хватило способности выдержать столько-то лет школьного обучения.

Пытливый мальчишеский ум начинает работать, едва мальчишка проснется, и работает до тех пор, пока не начинается первый урок.

Семья должна заботиться, чтобы человек отвечал требованиям общества, какие были 20 лет назад, улица — требованиям сегодняшним, школа — требованиям, какие будут через 20 лет. Сейчас хуже всего делает свое дело школа.

Кормилицы говорят о своих питомцах, что надо их посылать в школу: если они и не смогут научиться там чему нибудь доброму, то, во всяком случае, находясь в школе, не будут делать ничего плохого.

Учение — только свет, по народной пословице, — оно также и свобода. Ничто так не освобождает человека, как знание…

Почему дети обычно такие умные, а родители, как правило, нет? Как видно, потому, что дети ходят в школу.

Школа везде и всегда составляет самую крепкую и неприступную цитадель всевозможных традиций и предрассудков, мешающих обществу мыслить и жить сообразно с его действительными потребностями.

Если вы обладаете знаниями, дайте другим зажечь от них свои светильники.

Сколько бы ты ни жил, всю жизнь следует учиться.

Чему бы ты ни учился, ты учишься для себя.

Тот, кто мало знает, малому может и учить.

Обучать — значит вдвойне учиться.

Мы учимся всю жизнь, не считая десятка лет, проведенных в школе.

В перечень мук, которые претерпел наш народ, следовало бы включить обязательное школьное чтение.

Нынешний школьный аттестат удостоверяет только, что его обладателю хватило способности выдержать столько-то лет школьного обучения.

Семья должна заботиться, чтобы человек отвечал требованиям общества, какие были 20 лет назад, улица – требованиям сегодняшним, школа – требованиям, какие будут через 20 лет.

Когда в зрелом возрасте нет заслуг, хвастаются школьными успехами.

Ученик, который учится без желания, -это птица без крыльев.

То, чему мы учились в школах и университетах, не образование, а только способ получить образование.

Школа несчастья есть самая лучшая школа.

Школа дает знания только тем, кто согласен их взять.

Когда думаешь о детском мозге, представляешь нежный цветок розы, на котором дрожит капелька росы. Какая осторожность и нежность нужны, чтобы, сорвав цветок, не уронить каплю.

Целью работы средней школы является выпуск среднего ученика.

Для того, чтобы соединить всеобщий производительный труд с всеобщим обучением, необходимо, очевидно, возложить на всех обязанность принимать участие в производительном труде.

Плохой учитель преподносит истину, хороший учит ее находить.

Мир — хорошая школа, но учиться всему приходится у себя самого.

Воспитателем и учителем надо родиться; им руководит прирожденный такт.

Мы все учимся в школе. Но настоящие знания получаем только когда закончим ее.

Всякая школа славна не числом, а славою своих учеников.

Вы говорите, это известно каждому школьнику? Если бы я знал все, что известно каждому школьнику, я бы мог учить академиков.

Есть дети с острым умом и любознательные, но дикие и упрямые. Таких обычно ненавидят в школах и почти всегда считают безнадежными; между тем из них обыкновенно выходят великие люди, если только воспитать их надлежащим образом.

Школа дает знания только тем, кто согласен их взять.

Мы пытаемся скрестить идеал общества без школ с идеалом поголовного приобщения к школе, — насаждая школы без образования.

Любой школьный курс — это курс упрощений.

У самородка все от Бога и ничего от среднего учебного заведения.

Твердо стойте на своем нежелании вникать в формулы алгебры. В реальной жизни, уверяю вас, никакой алгебры нет.

Самоучка: школьник, родители которого не делают за него уроки.

Задавая домашнее задание, учителя метят в учеников, а попадают в родителей.

Школьный учитель, безусловно, получает слишком мало в качестве няни, но слишком много в качестве учителя.

Мой отец хотел, чтобы я имел все возможности по части образования, которых не было у него; поэтому он послал меня в школу для девочек.

Ваш мальчик не овладеет как следует дурными привычками, если вы не пошлете его в хорошую школу.

В нашей школе при входе проверяют, нет ли у тебя револьвера или ножа, и если у тебя ничего нет, тебе всегда что-нибудь дадут.

Дебил — это пропущенный через школу кретин.

Директора школ обладают такой властью, которая премьер-министрам даже не снилась.

Людей сближает школьная скамья и другие несчастья.

Ничто так не усредняет, как хорошее среднее образование.

Сегодня школьники обязаны знать то, чего раньше они обязаны были не знать.

Чтобы переваривать знания, надо поглощать их с аппетитом.

Мы учимся всю жизнь, не считая десятка лет, проведенных в школе.

Школа учит, а жизнь воспитывает.

Нынешний школьный аттестат удостоверяет только, что его обладателю хватило способности выдержать столько то лет школьного обучения.

Пытливый мальчишеский ум начинает работать, едва мальчишка проснется, и работает до тех пор, пока не начинается первый урок.

Почему первому школьному звонку придают большое значение? Потому что это начало школы жизни.

Школа жизни? В таком случае многие закончив ее не смогли бы поступить даже в стаю обезьян.

Кормилицы говорят о своих питомцах, что надо их посылать в школу: если они и не смогут научиться там чему нибудь доброму, то, во всяком случае, находясь в школе, не будут делать ничего плохого.

Школа несчастья есть самая лучшая школа.

Ученики младших классов прут огромные ранцы, от которых позвоночник осыпается в трусы. Чем старше ученик, тем рюкзак меньше, и, наконец, наступает день и час, когда человек идет в школу, сунув под ремень брюк единственную тетрадь по всем предметам.

Образование, которое включает в себя обретение навыка учиться, не начинает устаревать мгновенно… Скорее оно готовит обучающихся к тому, чтобы вести продолжительную интеллектуальную беседу с миром и, тем самым, не останавливаться в своем интеллектуальном росте.

Самая важная часть воспитания — образование характера.

Из класса в класс учат чему-то умному, пока не аттестуют дураков.

Никто еще не достиг величия, следуя школьным правилам.

Мы пытаемся скрестить идеал общества без школ с идеалом поголовного приобщения к школе, насаждая школы без образования.

Азбучные истины постигают уже после школы.

Школа — это мастерская, где формируется мысль подрастающего поколения, надо крепко держать её в руках, если не хочешь выпустить из рук будущее.

Школа составляет громадную силу, определяющую быт и судьбу народов и государства, смотря по основным предметам и по принципам, вложенным в систему школьного образования.

Заботьтесь же, прежде всего о том, чтобы ваш воспитанник стал человеком в истинном смысле слова.

Школа готовит нас к жизни в мире, которого не существует.

Когда в зрелом возрасте нет заслуг, хвастаются школьными успехами.

Школа должна прививать своим воспитанникам такие навыки логического мышления, которые гармонировали бы с самой природой человека.

Сколько бы я всего узнал, если бы не ходил в школу!

Я никогда не позволял, чтобы мои школьные занятия мешали моему образованию.

Домашние задания школьников показывают, как мало знают родители.

Ленивый школьник сваливает домашние задания на родителей, а прилежный помогает родителям их выполнять.

Школьные учителя выживают из ума оттого, что вечно возятся с мальчиками.

Будь любезен с учителями. Даже если они не заслуживают твоего уважения, они заслуживают твоей жалости.

Школа опыта дорого обходится, но глупые люди другой не признают.

Следует как можно больше заботиться о том, чтобы искусство внедрять настоящим образом нравственность было поставлено надлежащим образом в школах, чтобы школы стали, как их называют, «мастерскими людей».

Учёба в школах и университетах — это не образование, а только способ получить образование.

Классы полны милых детей, но свет полон глупых людей.

Вундеркинды заканчивают школу, но, чаще, школа заканчивает вундеркиндов.

Учимся не для жизни, а для школы.

Дважды два четыре — это только в школе, а в жизни — у кого как получится.

Не так важно, чему учат в школе, а важно как учат.

Счастлива та школа, которая учит ревностно изучать и делать хорошее, еще ревностнее — лучшее, и всего ревностнее — наилучшее.

Школа несчастья есть самая лучшая школа.

Школа учит, а жизнь воспитывает.

Воспитание и только воспитание — цель школы.

Сколько школ, столько и ученых мнений!

Школа везде и всегда составляет самую крепкую и неприступную цитадель всевозможных традиций и предрассудков, мешающих обществу мыслить и жить сообразно с его действительными потребностями.

В школах дети являются в значительной степени объектами социального отбора на конформизм.

Одним из таких буржуазных лицемерий является убеждение в том, что школа может быть вне политики. Вы прекрасно знаете, насколько лживо это убеждение. И буржуазия, выдвигающая такое положение, сама во главу угла школьного дела ставила свою буржуазную политику и старалась школьное дело свести к тому, чтобы натаскать для буржуазии покорных и расторопных прислужников, старалась снизу доверху даже всеобщее обучение свести к тому, чтобы натаскать для буржуазии покорных и расторопных слуг, исполнителей воли и рабов капитала, никогда не заботясь о том, чтобы школу сделать орудием воспитания человеческой личности. И теперь ясно для всех, что это может сделать только школа социалистическая, стоящая в неразрывной связи со всеми трудящимися и эксплуатируемыми и стоящая не за страх, а за совесть на советской платформе.

Цель средней школы — средний ученик.

Если без сердца идёте к детям, урок не состоится. Технологии состоятся, а урок — нет. Урок — это когда ребёнок набирает света. Если вести урок без сердца, вас увидят дети, запомнят что-то, сдадут что-то, потом экзамен, вы отметки поставите, а потом они «выплюнут» эти знания и всё.

В школе нечему учиться. Учителя глупы. Нельзя, чтобы учителями работали женщины. В моей школе только учитель физкультуры был неглуп — он неплохо играл в шахматы.

Система образования в западном мире — это безумие: тебя отнимают у родителей в том возрасте, когда ты наиболее впечатлителен и восприимчив, и грузят тебя кучей всякого дерьма и манипулятивной лжи, чтобы заставить думать, что тот образ жизни, которым мы живем на Западе, — это нечто стабильное и высокоморальное, хотя на самом деле и то, и другое — неправда. В итоге ты покидаешь школу с одной-единственной установкой в голове, основанной на финансовом успехе; все подталкивает тебя к тому, чтобы быть порабощенным банковской системой. Будучи в школе, я всегда чувствовал: здесь что-то не так, и теперь я начинаю понимать, ЧТО именно. Когда ты свободен от всяким норм, это дает тебе свободу мысли, которая прежде подавлялась школой и СМИ. И если у тебя есть свобода мысли — на тебя тут же вешают ярлык безумца или чудака.

Кормилицы говорят о своих питомцах, что надо их посылать в школу: если они и не смогут научиться там чему-нибудь доброму, то, во всяком случае, находясь в школе, не будут делать ничего плохого.

Мы учимся, увы, для школы, а не для жизни.

Хотя я не числился отличником, но и в двоечниках никогда не ходил, не был паинькой, но и не хулиганил.

Школа – это место, где учителя требуют от ученика знаний по всем предметам, в то время как сами знают по одному.

То же самое можно сказать про школы, в большинстве своем производящих чёрствых и костных выпускников, начисто лишённых любопытства, чего не было ещё 20 лет назад. Школьные программы погрязают в деталях, вместо того, чтобы создавать систему представления об окружающем мире, в результате успешные ученики – «зубрилы», начисто лишённые творческого мышления. Они попадают в ВУЗ, а потом приходят на предприятия, в КБ, НИИ, начисто лишённые целостного представления об устройстве мира.

В стране существует слепое доверие народа к школам, каковы бы они ни были.

Школа должна прививать своим воспитанникам такие навыки логического мышления, которые гармонировали бы с самой природой человека.

Если ты хочешь одеться, как жираф, ходить так в школу каждый день и это делает тебя счастливым, тогда просто делай это.

Я был на домашнем обучении, а потом решил вернуться в школу, но не продержался дольше одного семестра. Я просто не смог вставать в семь утра каждый день.

Ну хорошо, я помогу тебе сделать домашнее задание. Никогда не пригодится в реальной жизни, они придумали его, чтобы ты не думал о сексе.

Школа — это некая практика или тренировка. По идее, тренировка делает тебя совершенным. Но ведь никто не совершенен, так зачем ходить в школу?

Каждое первое сентября, когда надо идти в школу, мама надевала на меня платьице с рюшечками и вела в школу под ручку. Ну и дурдом, меня это страшно выводило из себя!

Я пытаюсь вернуть вам мозги, которые у вас забрали в школе и при воспитании. Я пытаюсь показать вам, как устроен мир. Так что, если вы хотите сделать лучше этот мир, пора оторвать задницу от дивана и сделать его лучше.

— Ярути, как-как вы сказали? Должно быть «надел блистающие латы». А у вас вышло «сунул в ухо левую селёдку». Можно поинтересоваться, а почему левую? Где-то ещё и правая селёдка есть? Две селёдки для двух ушей, да? Логично.
Внимающий тираде класс, держась за животы, пополз под столы.

– Сколько лет вы женаты?
– Восемь лет.
– Где провели медовый месяц?
– Во Франции и в Италии.
– Кто тебя отвозит в школу?
– Папочка.
– Куда ты больше всего любишь ходить?
– В «Диснейленд»! А можно мы туда, правда, сходим?
– Конечно, нет.

То, за что я не люблю школу, в какой-то степени связано с тем, за что я и люблю её. Мне не нравится, что в школе нет социальной мобильности. Где бы ты ни учился, особенно на уровне старших классов, на тебя навешивают определённый ярлык на ближайшие пять лет, и с этим ничего нельзя поделать. Я в школе была «ботаном». Отзовитесь, школьные ботаны! «Спортсмены»? «Шалашовки»? Видите, как всё несправедливо устроено? Нельзя изменить свой статус — можно попробовать его изменить «с ботана» и попробовать стать «шалашовкой». Попробовать можно, но всё равно будут говорить: «Да, она много х**в пересосала в велосипедном гараже, но она до сих пор считает их на деревянных счётах».

Ну и ладно. Потом ночью отвечу что-то вроде: «Прости, батарея села», или: «Кажется, я был вне зоны доступа», и порядок. После такого ответа тебя не в чем будет винить. Знаю по себе. Ещё в средней школе, набравшись смелости переписываться с девушками, я получал такой ответ в сорока процентов случаев. Кстати, в тридцати процентов я вообще не получал ответа, а ещё в тридцати отвечал какой-то иностранец по имени Мейлер Таймон.

— Ты трус как и твой отец! И отец твоего отца!
— Да! И отец отца твоего отца! Целая семья отвратительных трусов.

Почти тысячу лет назад на Большом Юбилейном шабаше встретились четыре мага-неудачника — два пожилых колдуна, которых никто не воспринимал всерьез, и две рассеянные ведьмы, вечно путавшие заклятье и проклятье и поэтому растерявшие всех клиентов. После ночи разнузданных удовольствий (бутылка пражского яичного ликера на четверых и игра в подкидного до утра) усталых магов осенила сумасбродная идея. Ударив по рукам, они присмотрели заброшенный замок, кое-как его отремонтировали, разместили объявления в совиных рассылках («Первертс! Здесь ваших детей обучат наилучшим образом соглашайтесь что вам стоит хуже всяко не будет») и приготовились к очередному провалу. Однако через три дня к замку подскакал шотландский феодал-колдун, бросил свежеиспеченным преподавателям тяжело звякнувший кошель, ссадил с коня дюжину разнокалиберных детишек, рявкнул: «Чтобы через год было столько же!», — и умчался восвояси — воевать с соседскими феодалами-мудлами.

Папа, я надеюсь, ты меня здесь не оставишь? Это же какой-то Хогвартс для простушек.

Есть высшая сила, высший центр, высшая школа. Мы все ученики этой школы, но что делать тем, кому надоело быть школьником?

У моей бабушки всего одна нога, а она и то быстрее бегает.

Сейчас многие вопят о наркомании в школе, и для этих воплей на самом деле есть все основания, но я до сих пор считаю, что алкоголь – вот наиболее вульгарный и опасный из всех когда-либо изобретённых наркотиков. И он не запрещён законом.

По статистике, девушкам, у которых в 9-ом классе есть на что посмотреть, в 11-ом уже есть что рассказать.

На уроке географии Петя ущипнул Марину не за тот регион, и получил по своей автономной области.

Восьмиклассник Михаил ну ни капли не расстроился, обнаружив, что на сайте Школьница. ру нет ни сочинений, ни рефератов, ни изложений…

Я хочу превратить 0 в 1… Когда я сегодня говорила с Му, я думала: «Почему у нас нет заявок в школу?» В смысле, все вокруг любят ее, они любят город и любят школу. Это значит, что это прекрасное место, да? Но тот факт, что у нас 0, значит, что никто этого не понимает… Не то чтобы я не волновалась о Love Live, я просто хочу, чтобы все знали о том, какое оно потрясающее. Затем… Наконец превратить 0 в 1!

— Что он сказал?
— Все плохо, ужасно…
— Он вызвал твоих родителей?
— Хуже.
— Исключил?
— Хуже. Назначил своим помощником на целую неделю.
— Оууу, лучше бы он убил тебя.

— Похоже, на кухне произошел небольшой пожарчик. Его потушили, но ваш завтрак сгорел.
— Лучше бы повар.

Вы сейчас видели этих школьников? Что за акселераты? Чем их кормят там в школах? Вы видели, как сейчас выглядят школьники? У них кадыки, накачанные бицепсы, огромные ноги… Пацаны ещё страшнее. Это ненормально.

На сайт «Одноклассники» обычно заходишь ради повышения самооценки. Как только вы думаете, что в вашей жизни что-то не очень клёво, всё очень как-то грустно, серо, скучно, — заходите на «Одноклассники», смотрите фотографии своих одноклассников и думаете: «А, нет, всё нормально у меня, всё хорошо. Вот мой одноклассник Семён, сфотался с огромной рыбой, которую поймал. Я ещё пока рыбу покупаю, а ему уже приходится её ловить».

Как быть позитивным в стране, где ещё в детстве в школе у тебя был такой предмет, как ОБЖ, на котором тебя учили выживать? И, помните, на ОБЖ не задавали домашнего задания, потому что если ты пришёл на урок, то ты уже как бы его выполнил.

— Эй, мистер Чазоков!
— Привет Мэй! Моя лучшая из худших учениц!
— Ха-ха. Ага. Любила созвездия, ненавидела школу.
— Эй, не говори так про школу. Школа открывает дорогу в будущее! Зачем ты вернулась в Поссум Спрингс?
— Я вылетела из колледжа.
— Ох. Ну, если тебе до сих пор нравятся созвездия, то в конце недели приходи ко мне, на крышу. К тому времени, я как раз настрою свой новый телескоп.
— Обязательно.

Пришла весна, учиться лень,
А ты сидишь у школе, как олень!
Когда же кончится урок?
Когда же гребаный звонок?
Мне домой давно пора,
Там ждет меня моя жратва.
Спать хочу я целый день,
На уроках я как пень.
Ох уж мне эта Весна!
Для учеников она грешна.

Спорят о чем-то, столпившись у карты,
Те, кому вскоре Землю вращать…
Платоны, Коперники и Декарты —
У всех любопытный, искрящийся взгляд.
И на миг в этом споре смешном и беспечном,
В паузе маленькой, еле заметной,
Выглянет вдруг из-за глобуса Вечность
И тихо шепнет им на ушко ответы.

Разобрали школу на дрова,
Нашим детством печи затопили,
Не поленья там горят — слова,
Те, что целым классом проходили.

Школьные годы самые лучшие — так думают учителя и, собственно, дети. Совсем по-другому думают родители, которые оплачивают эти лучшие годы.

Бывшие одноклассники. Социальные сети дали им возможность отыскать друг друга. Но на личных встречах часто выясняется: теперь бывших друзей не связывает ничто. Прошло слишком много лет, люди стали совсем другими. Кто-то подался в политику, кто-то в бизнес, а кто-то, как и большинство, проживает от зарплаты до зарплаты. И лишь иногда встреча бывших одноклассников порождает трагическую цепную реакцию.

Я недавно вёл английский у шестого класса по просьбе своей преподавательницы в своей школе. И, чтобы вы понимали, на третьей минуте в меня полетела слойка с вишней, на десятой я их всех отпустил домой, на пятнадцатой они меня. Я старался! Я надел белую рубашку, всё как надо. <…> В меня летит слойка с вишней, я им говорю: «Кто это сделал?» В ответ: «Повариха…» И я понимаю, не начнёшь же сейчас говорить: «Я имел в виду, кто бросил!» Потому что шестиклассники — они как чеченцы. Твой страх делает их только, сука, сильнее.

Я рос в очень нетолерантной семье. Чтобы вы понимали, я был единственным нерусским мальчиком в классе, и поэтому, когда я выходил к доске читать стихотворение своего любимого поэта, это выглядело примерно так: я выходил и говорил «Сергей Есенин. Черный человек». И с задних парт кричали: «Нет, Гарик, это ты черный человек, Сергей Есенин нормальный!». Смеялись все, для всех это было нормой, даже я смеялся, потому что тяжело спорить с двадцатью белыми людьми.
Единственная, кто не смеялась, это была наша учительница. Это была ранимая натура, воспитанная Достоевским и Изабеллой, и она такая: «Ребят, ну тише, ребят. Ну как вы можете смеяться над его недостатками?».
Я стоял и говорил: «В смысле, недостатками?» и она «Ну вот, видите, он даже этого не понимает, а вы смеетесь».

Сейчас в каждой школе есть психолог! В каждой школе! В моём детстве все отпрашивались в туалет на уроках, сейчас отпрашиваются к психологу. «Марья Ивановна, можно мне выйти из депрессии? Ну и поссать заодно, чтобы меньше поплакать, как вы понимаете». Сейчас даже в детском саду есть психолог. Я не понимаю, что он там делает? Раздает всем визитки типа «увидимся через двадцать лет»?

В начальной школе все клали на твоё мнение. В колледже оно важно. Колледж основан на твоём мнении.
В начальной школе вообще неважно, что ты думаешь. Важно лишь, что ты знаешь. Должны быть ответы на вопросы. А если скажешь, что не знаешь, то тебе перечеркнут работу, а это несправедливо, ведь твой мозг никогда не был меньше. В жизни-то всё иначе. То есть, мне вот четвёртый десяток, и если вы придёте и скажете: «Ну-ка, Джон, назови мне три положения, закреплённые в законе о гербовом сборе!» То я скажу: «Я не знаю, катись отсюда вон». Но будучи маленьким, нельзя сказать, что не знаешь. А надо бы такое сделать. Это должен быть один из вариантов ответа. Ты должен быть вправе написать: «Я не знаю. Я знаю, что вы рассказывали. Но у меня выдался денёк ещё тот. И я очень маленький. И у меня нет денег. Таким образом, вы представляете, как мне нелегко». Или в этих вопросах, где «правда или ложь», хорошо бы добавить третий вариант: «Всё относительно».

По факту основная задача учителей: всё, что вы делаете — это весь день показываете моему ребёнку, что делать дома. Типа: «Ну вот этот вот пример… вы разберёте дома», «Вот это вот предложение вы разберёте… дома», «И… вот этот вот стих выучишь дома, с отцом!» С отцом? Учи в школе! Дома не учат! Учат в школе! Песня такая есть! Нет такой песни — «Учат дома!» С домашними обязанностями: «Надо жопу вытирать, за собой всегда смывать!»

— А теперь идите – учитесь хорошо!
И мы пошли учиться. Но я сидел и плохо учился.

У нас как радар в голове: стоит оказаться на любой улице мира с ранцем за спиной, и тут же изнутри какой-то голос предупреждает: «Не ходи туда, там школа», — и ты видишь все больше и больше фигурок с ранцами на плечах, которые идут туда же, куда и ты, и все исчезают в какой-то темной пасти. Это закон физики.

Я сказал ей, что никогда не ходил в школу. Потому что там заставляют быть таким же, как все.

Про девиц из частной школы Яманотэ говорили, что они любят мастурбировать при помощи радиоламп старого образца и из-за того, что те время от времени лопались, бедняжки получали травмы.

Они идут в школу и учат уроки, готовятся к будущей работе… и спустя несколько десятков лет, уже став взрослыми, не знают, что же им на самом деле нравится или хочется. К тому моменту, находясь среди точно такой же серой массы людей, у них не остаётся возможностей, чтобы разглядеть себя. Занятые заработком денег в фирмах и магазинах, они и не замечают, как быстро пролетает драгоценное время.
Время, которое невозможно вернуть назад.
Конечно, было бы хорошо обмануть его, но такое случается только в фильмах.

Особого внимания заслуживает и школа. Естественно, что здесь пример школьникам в первую очередь обязан показывать учитель. У нас сейчас много курящих учителей. Ясно, что это худой образец. А нельзя ли ввести такое правило — педагог в школе не курит. Трудно? Трудно! Но выдержать можно. Может же шахтер, опускаясь в шахту, не курить весь свой рабочий день. Профессия учителя обязывает ко многому, в том числе и к такого рода ограничениям. Но зато как благотворно это скажется на всей обстановке в школе, на воспитании учащихся!

Странно, школа всегда пахнет школой, сколько ни добавляй новинок — аудиовизуальных пособий, микрокалькуляторов, — а школа по-прежнему пахнет книжным клеем, дешевой серой бумагой для черновиков по арифметике и еще чем-то… Знакомый запах. Я узнаю его, но никак не могу вспомнить, чем это пахнет.

Но моя мать была настойчива, пребывая в иллюзиях, будто я все предыдущие годы умудрялся как-то скрывать от неё, что меня обожает вся школа.

— Так, кто-то выпил тормозухи, Сирин, ты как в школе учился?
— Как все.
— Э не-е, все учились по-разному, вот я в советской школе, некоторые из нас в еще нормальной российской, остальные стали жертвами ЕГЭ-ГЭ. Ты к каким относишься?
— К тем, кто курил за углом.

Майкл смотрел на хулиганов, а хулиганы смотрели на него, но ни один из них не решался шагнуть мальчику навстречу. Более того, когда Миранда обратилась к ним, то все трое кинулись наутёк. Первым, несмотря на свои габариты и вес, бежал Кевин.
– Что это с ними? – рассмеялась девочка.
– Это называется «сделать ноги», – пояснил знакомый голос за спинами детей.

Школьные дискотеки — страшное дело, а мама заставляла меня не пропускать ни одной. Так продолжалось и в старших классах, но я надеялся, что хотя бы танцы станут лучше. Ничего подобного. Дискотека на Хэллоуин оказалась особенно нелепой. Собрались какие-то нескладные, неуклюжие мутанты в маскарадных костюмах, встали по периметру спортивного зала, по стенам заплясали разноцветные огонечки, а завуч стал крутить по школьному радио прошлогодние песни.

Зачем учить детей честности в мире лжи и обмана?

Школа – это ад. Дом – это рай. Из этого следует, что обе эти вещи являются внеземными.

Есть три полезных навыка, которым учит школа. Это умение писать, читать и считать. Все остальное подавляет в ребенке гения.

Школа учит детей неуместным вещам, а не тому, как справиться с проблемами реальной жизни.

Заведенные в школе порядки вызывали у меня недоверие. Все во мне бунтовало против них. Я держался особняком, был скорее наблюдателем, чем участником. Такая обособленность была вызвана некоторыми особенностями моего характера. Угрюмость, неприятие установившихся понятий, подверженность перепадам погоды — по правде говоря, не знаю, в чем тут дело. Люди с годами меняются. В юности они более упрямы, требовательны. Это обусловлено их личностным развитием, их генами. Случилось так, что я был несколько более требовательным, менее склонным прощать банальность, глупость или отсутствие чувства меры. Из-за этого я и сторонился других.

Школы не являются общностью, так же, как и школьная подготовка не есть образование. Завладевая 50% от всего времени на юность, изолируя молодых людей с молодыми людьми точно такого же возраста, призывая звонком начать и окончить работу, призывая людей думать об одном и том же одновременно и одинаково, оценивая людей так, как мы оцениваем овощи — и имеется ещё множество других мерзких и глупых способов «образования» — школьная система тем самым ворует жизнеспособность общины и заменяет её уродливым механизмом. Никто не способен пережить подобное место без ущерба для своей человечности: ни дети, ни учителя, и ни родители.

У школы сегодня нет цели. В советской школе она была: воспитывать верных строителей коммунизма. Может быть, дурная была цель, и не получалось это, но она была. А сейчас? Как-то смешно — воспитывать верных путинцев, зюгановцев, жириновцев? Мы не должны обрекать наших детей на служение какой-то партии… Но тогда для чего мы воспитываем наших детей? Классика предлагает человечность, благородство, великодушие, а не набор знаний. А пока мы просто обманываем детей, что их готовим к жизни. Мы их готовим к ЕГЭ. И это очень далеко от жизни.

Школьная наука часто преподается в сухой и неинтересной форме. Дети учатся механически запоминать, чтобы сдать экзамен, и не видят связи науки с окружающим миром.

И сотворили школу так, как повелел им дьявол. Ребенок любит природу, поэтому его замкнули в четырех стенах. Он не может сидеть без движения — его принудили к неподвижности. Он любит работать руками, а его стали обучать теориям и идеям. Он любит говорить — ему приказали молчать. Он стремится понять — ему велели учить наизусть. Он хотел бы сам искать знания — ему их дают в готовом виде.
И тогда дети научились тому, чему никогда бы не научились в других условиях. Они научились лгать и притворяться.

Мой друг Крис Мюррей, который тоже ходил в пятый класс в Канаде, напомнил, что мы вообще-то избивали Джастина Трюдо. Думаю, он [Трюдо] добивался успехов в спорте, в котором мы не преуспели. Это была чистая зависть. Я никогда этим не хвастался, это было ужасно, я был просто глупым мальчишкой. Охраны у него тогда не было, и кто знает, может, именно школьные драки сделали Трюдо тем, кем он есть сейчас.

На фиг всё — в школе мне лучше всего давались прогулы.

Дети в шахматных школах более утончённые, и учителям на стул кнопки не подкладывают. Вместо этого они используют слонов или королей.

Первая школа ребёнка — материнские колени.

Религия — важный предмет в женских школах. Она, как бы на нее ни смотреть, есть надежнейшая гарантия для матерей и мужей. Школа должна научить девушку верить, а не думать.

Школа — это мастерская, где формируется мысль подрастающего поколения, надо крепко держать ее в руках, если не хочешь выпустить из рук будущее.

Я никогда не позволял, чтобы мои школьные занятия мешали моему образованию.

Ваш мальчик не овладеет как следует дурными привычками, если вы не пошлете его в хорошую школу.

Никто еще не достиг величия, следуя школьным правилам.

Мы учимся всю жизнь, не считая десятка лет, проведенных в школе.

Я прихожу в бешенство от одной мысли о том, сколько бы я всего узнал, если бы не ходил в школу.

У меня появилась возможность прожить заново просранное детство. Я теперь свободный человек. Мне не надо убивать время на школу, надо мной не стоят родители, я обладаю правами взрослого человека. Сейчас я могу развиваться самостоятельно без ограничений. Я могу устроить себе свой личный Саммерхилл — читать то что мне интересно, изучать ровно то что хочется и сколько хочется, накапливать опыт какой мне нужен. И главное — я могу сопротивляться внешнему влиянию. Я легко могу послать на *** людей которые пытаются вбить в меня свои догмы, потому что я от них никак не завишу. Мне не придётся терпеть эмоциональное насилие над собой от людей которых я терпеть не могу, терпеть потому что они меня содержат, и без них я якобы пропаду, сопьюсь и вообще сдохну. Я чувствую себя таким великовозрастным неучем, который учится читать с мелкими пупсами потому что раньше ему было некогда, он был занят какой-то ***ней которая не оставляла ему время для настоящей жизни. Я хватаю маленькие кусочки знаний, следуя едва начавшим появляться желаниям. Позавчера я неожиданно захотела решать квадратные уравнения. Сегодня — узнать как устроен мозг и почему в нем под воздействием каких-либо факторов активизируются определённые участки.
Ёкарный бабай, да мне же интересны науки!
Я беру эти маленькие кусочки знаний, и каждый «вкусный» на 10, потому что я его хочу. И я щас понимаю насколько тупыми, дикими извращенцами должны быть люди которые такую до уссачки интересную вещь как наука превращают в заунывную хрень, которая преподаётся в школах и вызывает у детей тошноту и прочное к себе отвращение.

Тот, кто открывает школу, закрывает тюрьму.

В футбол играют наши, а «Барселона» — это школа.

Достоинства и недостатки уходят корнями в школу, и ключи от благополучия находятся у учителей.

Меня беспокоит, что наши дети превращаются в дорожный чемодан, в который напихивают всё, и у них даже начинает расходиться молния, на которую он застегивается.

По новому стандарту школьного образования необязательными станут такие предметы, как математика и литература. И это понятно, русский человек не обязан сам чего-то считать и чего-то читать. Непонятно только, почему обязательным станет предмет «Место России в мире». Ведь называть это место как-то непедагогично.

Школа казалась мне тюрьмой, я восставал против учителей-копов.

Вы говорите, это известно каждому школьнику? Если бы я знал все, что известно каждому школьнику, я бы мог учить академиков.

Я глубоко убежден: не нужна высшая математика в школе. Более того, высшая математика убивает креативность.

А школу я не люблю за то, что там маленький человек впервые встречается с государством.

Когда я учился в школе, учителя часто говорили, что я закончу электрическим стулом.

Сегодня школьники обязаны знать то, чего раньше они обязаны были не знать.

Во многих рождается отвращение к учению оттого, что выговоры в устах иных учителей походят на явную ненависть.

В наших школах не учат самому главному — искусству читать газеты.

Школьный учитель, безусловно, получает слишком мало в качестве няни, но слишком много в качестве учителя.

Тот, кто экономит на школах, будет строить тюрьмы.

Целью школы всегда должно быть воспитание гармоничной личности, а не специалиста.

Убеждения внушаются теорией, поведение же формируется примером.

Любая система образования неизбежно является отражением общества, которое ее создало.

Школа – это место, где шлифуют булыжники и губят алмазы.

Самым важным явлением в школе, самым поучительным предметом, самым живым примером для ученика является сам учитель. Он — олицетворенный метод обучения, само воплощение принципа воспитания.

Школьные учителя выживают из ума оттого, что вечно возятся с мальчиками.

Идея о том, что школьная форма помогает соблюдать в школе порядок, — разве все эти школы не вредят, заставляя детей думать одинаково? Теперь они хотят, чтобы они ещё и выглядели одинаково!

Школьные товарищи – лучшие воспитатели, чем родители, ибо они безжалостны.

Школьный выпускной, последний год, мальчики и девочки упиваются пивом. Мне нравится газировка, где же газировка? Я что здесь единственный дебил, которому нравится газировка?

Школа не имеет ничего общего с образованием. Это институт контроля, где детям прививают основные навыки общежития.

В школе, где я учился, однажды ученика попросили доказать закон тяготения. Он выбросил учителя в окно.

Величайшие люди в истории редко бывали лучшими учениками, а лучшие ученики редко становились великими людьми.

Целью школы всегда должно быть воспитание гармоничной личности, а не специалиста.

В школе нельзя всему научиться — нужно научиться учиться.

Образование — это то, что остаётся после того, как забывается всё выученное в школе.

Я никогда не позволял школе вмешиваться в моё образование.

— Да что у вас в школе, спутников, что ли, не проходят?
— А я из Конотопа.
— Ну и что, разве в Конотопе небо твёрдое?
— Жидкое!

— Тебе пора в школу.
— Что?! В школе мне спиться хуже, чем в собственной постели.

В наступившей тишине мне хотелось заорать во весь голос. Почему нет ни одного среди вас, кто стал бы нам защитой? Учителя. Слово-то какое — «учитель». Так учите же, блин, а не вышибайте из учеников мозги.

Все стараются не выдавать своих чувств и просто идти проторенной тропинкой. <…> Почему? Чтобы потом не оступиться, не сделать друг другу больно.

Самый нереалистичный аспект вселенной Гарри Поттера в том, что ему действительно понадобились все знания, которые он выучил в школе.

— Но я плохо себя чувствую. Правда.
— Нет, ничего подобного. Правда. Когда я начинал изучать медицину, первым делом меня научили, как распознать воспаление хитрости у ребёнка, который не хочет сдавать контрольную.

Издевательства девочек не такие очевидные, так как нет синяков и ссадин, но это остается с тобой.

Не хочется, но школу надо окончить, у нас все-таки обязательное среднее образование.

При поступлении в школу ребенок несведущ, в школе же он научается владеть собою и устремлять все свои природные способности и все свое усердие к достижению определенной цели.

— Старшая школа, Диппер! Девочки станут девушками. А еще нас там научат… Ты сам знаешь, чему.
— Тригонометрии?

Наша школа, как война во Вьетнаме — главное выжить.

— Предупреждаю! Не надейся тут остаться, здесь учатся только приличные люди! Ты, извини, рылом не вышла. Ты меня слышишь?!
— Я и не думаю оставаться в этом зверинце. Говорят, бешенство заразно.

Многие говорят, что школьные годы лучшие в жизни. Это как парень, попавший в мясорубку скажет: — ничего, в машину попали только пальцы.

Школа — это же не здание, это этап в жизни. Возможно, самый важный!

— Я всю ночь читала Шекспира.
— Оу, ты всё-таки будешь играть в спектакле?
— Да, мне кажется, театральная студия помогает мне найти себя в эмоциональном плане…
— Приходится пропускать уроки из-за репетиции?
— Последний урок каждый день, включая геометрию. Обожаю театр.

— Все вокруг обезумели. В школе чёрт знает что творится: крики, драки, учителям начхать.
— То есть всё, как в нормальной школе?

Да, все ищут любви, но при этом боятся ее найти. Страшно привязаться к кому-то, а потом его потерять. Но расставание — это часть жизни. Это планета расставаний. Странно, почему нас в детстве этому не учат? Нафига тебе таблица умножения, если тебе говорят: «Прости, теперь мы друзья»?

Учителя, профессора, родители — все члены этого общества, все более или менее развращены им. Как же могут они дать ученикам то, чего нет в них самих?

Свойство живых — заставлять любить жизнь, пусть даже в форме уравнения второй степени, но живое никогда не значилось в школьной программе.

Поскольку смертной казни в школах не существует, Даржелоса исключили…

Душу формирует и детский сад, и семья. Но прежде всего школа! Я в первый класс пошёл в 1943-м. Зима, война… Какой завтрак тебе дома соберут? Чай из трав. Кусок хлеба. А в школе с самого утра топилась печка. После второго урока учительница заваривала чай всё на тех же травах, каждому наливала в его кружку чуть-чуть разведённого сахарина — личного! Открывалась дверь — и дежурный вносил противень, на котором лежали пирожки. С чем уж они были, не помню, но они казались нам самыми вкусными на свете! Мы их ели, прихлёбывая кипяток, а учительница в это время рассказывала разные истории. Это называлось — воспитание! Это называлось — забота! Забота о следующем поколении. С этого начинается воспитание любви к Родине — когда ты чувствуешь заботу Родины о себе. А сейчас я слушаю все эти рассуждения — платное образование, элитные школы… Я вообще не понимаю, что это такое — элитные ученики. Что такое элитные собаки или лошади — понимаю. А элитных людей не знаю — знаю образованных. Интеллигентных знаю. Попытка заместить один класс другим — интеллигенцию на элиту, степень элитарности которой определяется уровнем их дохода, — рождает расслоение, а с ним одичание душ, которое мы получили.

— А как это — «объегоривать»?
— Людвиг, ты что — дурак?
— Меня два дня не было…

— Вот будет здорово, целый день в музее археологии!
— Плевать, лишь бы не в школу.
— Там есть зал про неандертальцев!
— Плевать, лишь бы не в школу.
— А еще там будет одна рукопись, которой целых семь тысяч лет!
— Да пусть хоть по туалетам водят, лишь бы не в школу.

— Стефан, поторопись, мы опоздаем в школу!
— Школа?
— Да, школа. Знаешь, такое заведение, о котором мы вечно забываем.

Самое прекрасное зрелище на свете — дети в форме, идущие утром в школу.

Крайне изобретательный процесс приема отсеивает жестоких и тупых, поэтому колледж не похож на бесчувственный хаос и отвратительную чудовищность школы. Школа — это пасть огромного чудовища, кусающего и жующего и плюющего людям в лицо. Это просто невозможно.

– Милый, тебе сложно приспособиться к старшей школе?
– Мне сложно приспособиться к Земле.

До сих пор школы не приучают учеников, подобно молодым деревьям, распускаться из собственных корней; скорее они приучают их привешивать к себе сорванные на стороне ветки… А между тем основательное учение человека есть дерево с собственными корнями, которое питается собственными соками, и поэтому всегда живёт, зеленеет, цветёт и приносит плоды.

Нынче нет нужды покупать наркотики у цыган, дорогая. Всегда можно приобрести их на школьном дворе.

Они надевают на них оковы, подрезают крылья, вбивают в голову мейнстрим без права на сомнение.

Ах, школа? Мне не нравится туда ходить. Но если я туда не хожу, то начинаю нервничать. Если бы я не смогла ходить в школу, то мне бы захотелось туда ещё сильнее. Странно, да?

Школа. Блестящая идея сообщества согнать всю агрессивную, самодовольную, незрелую и наивную молодежь в одно место, чтобы они затерзали и морально запугали друг друга на всю жизнь.

Советская школа по сравнению с нынешней была фантастически хороша. Были и плохие школы, но в небольшой части. В целом мое поколение своей школе ничего, кроме «спасибо», сказать не может.

Российская школа — это один сплошной урок безответственности. Длина его — от 8 до 11 лет. В советской школе дети еще чего-то боялись. В постсоветской царит абсолютная безнаказанность. Практически нет такого поступка, за которым следовало бы исключение из школы. Даже не знаю, что бы это могло быть: ограбление школьной кассы? Вряд ли…

— Шелдон, а ты ходил на выпускной?
— Нет, у меня было свидание с хорошим образованием. Вместо смокинга я облачил себя хорошими привычками, вместо пунша я наслаждался опьяняющим ароматом знаний, а вместо танцев в спортзале я трясся под соблазняющие ритмы экзаменов повышенной сложности.

Мэг, зачем мне в школу? Я и так деградировала.

Если говорить о жизни в старшей школе, то она ассоциируется с розовым цветом. А если говорить о розовом цвете, то представляется школьная жизнь. Для большинства людей это уже давно считается общеизвестным фактом. Тем не менее это не значит, что все ученики старшей школы ищут «розовую» жизнь. Другими словами, есть люди, которые не интересуются активной жизнью… Будь то учеба, спорт или даже любовь. Такие обычные, «серые» люди тоже существуют.

Если антипатия к школе — признак умственного расстройства, то половину корейцев можно назвать помешанными.

— Так вот какая эта «школьная» жизнь. Она полна веселья!
— Разве ты не понимаешь, что в суровой реальности только утомительные уроки и адские экзамены?

— Балжит? Что ты здесь делаешь?
— Меня выгнали из летней школы из-за слишком высоких оценок. Но я услышал об этом месте! Конечно, они ломают твою волю и лишают тебя мнения, но школа есть школа.

Так и начался наш кошмар под названием «школьная жизнь»…

Ведь жизнь старшеклассника — это розовая пора, но что, если этот цвет так ярок, что урезает жизнь в старшей школе? Его всё ещё можно звать розовым? Конечно, нет. Принести себя в жертву всем ученикам без каких-либо сожалений. В жизни не поверю, что такой человек существует.

— А у тебя есть друзья, с которыми ты всегда сможешь улыбнуться?
— …
— Люди, которые будут валять с тобой дурака во время твоей школьной жизни, всегда будут с тобой. Если в твоей жизни будут такие друзья — ты всегда сможешь улыбнуться, сколько бы боли ни пришлось перетерпеть.

Все, что происходит в жизни — эксперимент. Чем больше вы их проводите, тем успешнее проходит сам процесс. То, что скрывают дети, то, что не доступно родителям, происходит здесь — в школе.

В школе нас не учат нормальной жизни. Нас учат той жизни, которую создали одержимые властью и деньгами люди. Вы не думали, что всё могло быть иначе? Многие не позволяют себе такого «лакомства» — думать об этом. Моя мама любит говорить: «Америка открыта сто лет назад. Не пытайся делать открытий!» Но она говорит это из-за страха, потому что полностью подчинена власти. Соглашается со всем, верит всему и вся. И не она одна такая, почти все взрослые люди такие. Они роботы. Живут, чтобы в конце концов сдохнуть.

— Чему меня научила школа? – Начал я. — Знаете? Не думали об этом? Я скажу вам, чему она научила меня! Лгать, ненавидеть, бояться, материться и мысленно убивать каждого в этом поганом месте!

Прежде чем стать изгоем в школе, ты чувствуешь себя чужим в собственной семье.

Ката, моя мама говорила, когда пойдешь в школу, не обязательно заводить 100 друзей. Заводи настоящих друзей, которые будут тебе 100 раз дороже, и даже если будет лишь один, то главное, чтоб он был тебе действительно дорог.

Гибель цивилизации начинается не с нищеты, голода или поражений в войне, а с разрушенных школ.

— Полежайкин, что это?
— Уравнение этой… Реакции.
— Какой реакции? Аллергической на химию?

— Ну что ты, я все понимаю, не стоит извинятся.
— Да?
— Ага, ну сам подумай: третирование откровенных аутсайдеров, вроде меня, которые не вписываются в атмосферу обычной школы, это лучшее, что будет в твоей жизни, футбольная звезда и его пустоголовая подружка из группы поддержки.
— Я капитан.
— Ведь ты сознаешь, серое вещество уже не заведется в твоем мозгу, правда, Вудстер? Так что тебе светит только работа в магазине твоего отца и свадьба с Брианной. Но вскоре ты начнешь пить, чтобы заглушить это ноющее чувство изнутри. Пройдет немного лет и ты уже жирный пьяница, болтающий в баре о старых добрых временах. А твоя крошка жена, которая очень скоро обрюзгнет, будет поддерживать самооценку с помощью грязных сексуальных утех с твоими друзьями у тебя за спиной.
— К примеру, с кем?
— Я думаю с большинством. Всего хорошего.

Школа должна корректировать недочёты родительского воспитания, а не повторять их и тем более не усугублять.

— Олег, ну согласись сам. Миллионер, работает в школе учителем… Это как-то странно выглядит.
— Согласен. Очень странно. А вот это твоя задача номер три. Чтобы ни одна живая душа не знала, кто я такой. Ну, давай, для всех я — бездомный, безработный, может быть, немножко алкоголик.
— Значит так. Я официально заявляю, что я против такого образа современного учителя. Но в целом идея неплохая.

Мой школьный табель прямо кричал: ждите от него сюрпризов.

Однажды за весь день ни один человек в школе не посмотрел на меня и не заговорил со мной… и я понял, что это был мой лучший день за долгое время.

Его выгнали за неуспеваемость из полутора дюжин школ, даже считать на пальцах толком не научив, а оказалось, у мальчика отличная голова – когда рядом находится человек, способный ее включить.

Так – солнцем и листьями пахло десять, нет, даже больше лет подряд – накануне очередного учебного года. Школьного и институтского. Печальный запах безвозвратно тающей свободы…

Федя, веди себя прилично, ты не в школе.

— Почему ты мне никогда раньше не рассказывал, что ты был в школьной рок-группе?
— Да потому, что когда я говорю «Помню, когда-то было в школе», ты сразу отрубаешься!
— Прости, что?

Странно возвращаться в школу после каникул.

Некоторые дети так любят школу, что хотят оставаться в ней всю жизнь. Из них-то и выходят ученые.

Школьная форма – это способ всех уравнять, сделать каждого просто цифрой, аккуратной такой цифрой в мальчишеском облике, готовой для занесения в журнал.

— Вот простая вещь — завтра двадцать лет как Светлана Михайловна работает в школе…
— Ну соберем по трешке, купим ей… крокодила…

— Ты что, идешь за нами?
— Нет, просто хожу в ту же школу. У нас одинаковая форма. Так трудно заметить?

Подросток — существо, превосходно осведомленное обо всем том, чему его не учили в школе.

Что мы делаем в школах? Школы, на самом деле, являются не столько инструментом передачи знаний, сколько инструментом контроля. Ребёнок проводит там по шесть-семь часов. Это необходимо для того, чтобы усмирить его танец, его песню, его радость; это требуется для того, чтобы контролировать его. Будучи запертой по шесть-семь часов ежедневно в почти тюремной атмосфере, энергия ребёнка угасает. Он становится подавленным, будто замороженным. Энергия больше не течёт, не бьёт ключом, жизнь ребёнка сводится к минимуму — и это мы называем сдержанностью. Он никогда не живёт полной жизнью.

Знаете, что мальчики и девочки, похоже мы возвращаемся в школу. Вопрос: «Выучили ли вы уроки?» Надеюсь нет, потому что хочу увидеть, кто провалится?

— А теперь самое важное место в школе.
— Библиотека!
— Ты видела, чтобы книгами питались? Здесь готовят еду на 300 человек. Завтраки, обеды, ужины. Каждый день без остановки.

— Здесь как в школе.
— Мне кажется, что мы будем говорить это всю оставшуюся жизнь.
— Только с первого взгляда здесь всё как в школе, но на самом деле здесь всё намного хуже.
— Вот что мы будем говорить всю оставшуюся жизнь.

Школьная наука часто преподаётся в сухой и не интересной форме. Дети учатся механически запоминать, чтобы сдать экзамен, и не видят связи науки с окружающим миром.

Ты не понимаешь, как это для меня тяжело. Я в школе буквально задыхаюсь. Будто меня душат. И мы можем сколько угодно сидеть тут и фантазировать о том, что, когда-нибудь всё будет по другому. Но пока это отстой.

Почему люди ходят в школу? Хотят стать умнее и найти работу. У тебя уже есть работа, тебе учиться не обязательно.

— У тебя 5 что ли по физике была?
— Ну.
— А у меня по русскому… И как нам это в жизни пригодилось?

Сколько бы времени ни прошло, школьные годы навсегда остаются в сердце. Ты слышишь их отголоски…

Надо учиться в школе, но еще гораздо больше надо учиться по выходе из школы, и это второе учение по своим последствиям, по своему влиянию на человека и на общество неизмеримо важнее первого.

То, чему в школе учат, не больно пригодится в настоящей жизни. Это факт. Учителя ваши почти все — козлы.

По-моему, школа просто необходимость, с которой приходится мириться. А любить её едва ли кто любит.

На уроке географии первоклассник Коля нашёл Гондурас и кличку до одиннадцатого класса.

Почему так много мальчиков и девочек заканчивают школу с притупленным восприятием и ограниченным взглядом на мир? Молодые люди заболевают психическим артериосклерозом за сорок лет до того, как их одолевает артериосклероз физический.

Мать всех битв — начальная школа.

— Полагаю, университет играл важную роль в вашей интеллектуальной жизни?
— Да, играл. Именно там мы обычно покупали сандвичи.

Сто пятьдесят граммов коньяка. Нет, уже два раза по сто пятьдесят. Папа пьет виски, мама – коньяк. У обоих – высшее гуманитарное образование. Они уже час пытаются решить олимпиадное задание, выданное Васе для подготовки.

Широко раскрытые окна школы тоскующе глядели в небо, будто школа посылала кому-то молитву об избавлении от крестных мук предстоящего учебного года.

Известно, что самые лучшие правила и рецепты, попадая в глупую голову, не делают эту голову умнее, но зато сами превращаются в смешные нелепости. Это, увы, слишком хорошо известно. Вряд ли кто будет оспаривать, что преподавание формальной логики, введенное в школах некоторое время назад «по личному указанию товарища Сталина», не увеличило числа «умных» и не уменьшило числа «глупых» среди выпускников средней школы.

Представление о «врожденности», о «природном» происхождении способности (или «неспособности») мыслить, – это лишь занавес, скрывающий от умственно-ленивого педагога те действительные (очень сложные и индивидуально варьирующиеся) обстоятельства и условия, которые фактически пробуждают и формируют «ум», способность «самостоятельно мыслить». Этим представлением обычно оправдывают лишь свое собственное непонимание этих условий, ленивое нежелание вникать в них и брать на себя нелегкий труд по их организации. Свалил на «природу» свою собственную лень – и совесть спокойна, и ученый вид соблюден. Теоретически такая позиция малограмотна, а нравственно – гнусна, ибо предельно антидемократична. С марксистско-ленинским пониманием проблемы «мышления» она так же не вяжется, как и с коммунистическим отношением к человеку. От природы все равны – в том смысле, что девяносто девять процентов людей рождается к жизни в этом мире с биологически-нормальным мозгом, в принципе могущим – чуть легче или чуть труднее – усвоить все «способности», развитые их предшественниками. И грехи общества, распределявшего до сих пор свои «дары» не столь справедливо и демократично, как «природа», нам не к лицу сваливать на эту природу. Надо открывать каждому человеку доступ к условиям человеческого развития. В том числе к условиям развития способности «самостоятельно мыслить» – к одному из главных компонентов человеческой культуры. Это и обязана делать школа. Ум – это не «естественный» дар. Это – дар общества человеку. Дар, который он, кстати, оплачивает потом сторицей – самое «выгодное» с точки зрения развитого общества «капиталовложение». Умно-организованное – то есть коммунистическое – общество может состоять только из умных же людей. И нельзя ни на минуту забывать, что именно люди коммунистического завтра сидят за партами школ сегодня.

Мне нравилось учиться в школе, там все было понарошку. Нам давали книжки с красивыми картинками, тетради в линейку и клеточку. Это была такая игра – школа. Я играл в нее с удовольствием.

Судя по данным, ты средний человек, обреченный на среднюю жизнь после средней школы.

Мы, дети, были бы очень удивлены, если бы нам сказали, что мы ходим в школу учиться.
Мы этого не замечали.
Для меня школа была большой фабрикой бумажных самолётиков.

Лялю отправили в первый класс. Я бы взял с собой на учёбу какой-нибудь кастет. Но Ляля совсем девчонка. Взяла хомяка.

Современная школа похожа на дикие прерии. Буйные стада вольных дебилов носятся по ней с огромной скоростью.

Гимназию проклинаю всеми силами. Она надолго изуродовала мою нервную систему.

Резюме содержит историю: школа, работа, хобби — мгновенный снимок того, что мы есть.

Чтобы хоть как-то привлечь внимание школьников, преподавательница написала на доске «Жесть. Смотреть всем».

От отчаяния теряю совесть и пытаюсь списать

— А как дела у тебя, Дарья? Как прошел первый день в школе?
— Ну, учитель ненавидит меня, потому что я знаю все ответы. Но зато в классе есть забавные идиоты.

Билеты? С каких пор в автобусе надо платить? Нас возили бесплатно каждое утро в школу.

— Не телевидение портит детей.
— Да, отдайте должное средней школе.

Знаешь, что я думаю о школе, Джери? Это пустая трата времени. Кучка людей бегает туда-сюда, натыкается друг на друга, какой-то чувак стоит впереди и говорит: «Два плюс два…» и люди сзади говорят: «Четыре». А потом звенит звонок, тебе дают пакет молока и бумажку, на которой написано, что ты можешь пойти посрать или типа того. Я к тому, что это не место для умных людей, Джери.

Мы хотели наслаждаться синим небом, а нас заставляли глядеть на черную доску. Мы задумывались над смыслом жизни, а нас неволили — думай над равнобедренными треугольниками. Нам нравилось слушать Владимира Высоцкого, а нас заставляли заучивать ветхозаветное: «Мой дядя самых честных правил…» Нас превозносили за послушание и наказывали за непокорность. Тебе, друг Вася, это нравилось, а мне нет! Я из тех, кто ненавидит ошейник с веревочкой…

Школа — это заведение, где детей учат нужному и ненужному вперемешку, всячески мешая им отличать одно от другого.

— А что ты думаешь о школьной форме?
— Ужасно. Они теперь стали и правда как стадо.

Я думал, учителя выходят из школы, чтобы просто покурить и поплакать.

— Ты самый главный в нашей школе, так даже в туалете написано!
— Так это мы и написали.

Следует как можно больше заботиться о том, чтобы искусство внедрять настоящим образом нравственность было поставлено надлежащим образом в школах, чтобы школы стали, как их называют, «мастерскими людей».

Я потерял отца, но вы научили меня не терять веры в жизнь. Большое вам спасибо. Учитель взволнованно посмотрел на ребенка и ошеломил его, сказав: — Я потерял своих детей, но ты тоже научил меня не терять веры в жизнь. Большое тебе спасибо. — Позвольте мне следовать за вами, — попросил мальчик. — Сколько времени в тебе сидит школа? — Я в шестом классе. — Ты не понял вопроса. Я не спросил, сколько лет ты ходишь в школу, а сколько времени школа сидит в тебе. Я, профессор, научившийся искусству обучать людей своего мира, никогда не сталкивался с тем, чтобы кто-то задавал подобные вопросы, тем более мальчику. Мальчишка совсем растерялся. — Я не понимаю вас. Вздохнув и снова внимательно посмотрев на мальчика, торговец идеями сказал: — В день, когда ты поймешь, ты превратишься в продавца грез, такого как я, и в свободное время сможешь следовать за мной.

Так как лучшая защита — это нападение, опоздавший ученик вошел в класс с фразой: «Вы что тут охренели все?!»

Кто школу не гулял, тот детства не видал.

Школа — это некая практика или тренировка. По идее, тренировка делает тебя совершенным. Но ведь никто не совершенен, так зачем ходить в школу?

Увы, в школе дают знания, а не мудрость.

Когда люди уподобляются стадному мышлению, они становятся жестокими. Когда они становятся такими, никто, даже Король, не сможет их остановить.

Всякая школа — это немного бойня.

Учитель хорош настолько, насколько хороши его ученики.

Когда эта троица появляется на школьном дворе после уроков, дети прикидываются деревьями.

— Вася, вставай, ты же не хочешь опоздать в школу? — пошел будить сына муж.
— Хочу, а можно? — спросил Вася, закрываясь с головой одеялом

Никто не хочет в школу, но раз надо, значит надо. Взрослые только так и живут.

— Ты спрятал их в книге? Ты не мог найти что-то более надёжное?
— Сколько ты знаешь школьников, которые открыли бы книгу по собственному желанию?

— Такаги, у тебя нет мобильника?
— Нет. Я же примерная ученица!

Еще в школе я целыми днями рисовал на полях учебников и словарей, не обращая никакого внимания на учителей. А потом развлекал друзей. Если быстро пролистать разрисованный толстый словарь, то получится настоящий анимационный фильм!

— Первый день школы! Просыпайся!
— Дай мне еще пять минут. Я не хочу идти в школу.
— Да не ты, папа! В школу иду я!

От событий мира внешнего никуда не денешься. Но, может быть, ещё более остро меня беспокоит то, что происходит с нашей культурой, образованием, медициной. Это три кита, на которых стоит нация, будущее страны и нового поколения. Я до сих пор не понимаю, как можно было так преступно сокращать часы русского языка и литературы в школе и натаскивать детей на сдачу бестолкового ЕГЭ.

Это школа — хорошее тут забывают быстрее, чем меняют статус на Фейсбуке.

— Привет, как школа?
— Сам знаешь – жестокие дети, бездушные учителя, рушащаяся инфраструктура.

Знаешь что, Пати, однажды средняя школа окончится и превратится в старшую школу, а после этого начнется просто жизнь и все эти вещи, которые ты считаешь важными сейчас перестанут быть важными.

Вспоминаю своих школьных учителей. У нас была такая поговорка: «Кто сам не умеет ничего делать, учит других,… а кто и других учить не может, преподаёт физкультуру».

Некоторые учителя считают, что проводят нестандартные занятия, когда выводят класс на улицу. Ну а я зайду дальше: мы убьемся мескалином в пустыне!

— Не знала, что ты играешь на виолончели.
— Да, мои родители видимо подумали, что назвать меня Леонардом и перевести в класс для одарённых детей будет недостаточно, чтобы меня били в школе.

На школьных балах всегда паршиво, не важно, сколько тебе лет.

Все добросовестные зубрилы — люди с потенциальными психическими отклонениями, если у них что-то не получается так, как им хочется, они впадают в депрессию либо в истерику. Их желания могут быть очень большими, нереальными, а потому невыполнимыми.

Школьный учитель и профессор выращивают исключительно виды, а не индивиды.

Ты прогуливал школьные занятия, что очень нехорошо. А как экскурсия, так, значит, сразу прибежал.

— Скажи, почему ты целыми днями торчала тогда в медпункте?
— Просто так. Я была слишком тупой, чтобы справиться с уроками. И почему-то меня всё время тянуло в сон.
— Я тебе завидовал. Ты всегда валялась на кровати в медпункте, беззаботно похрапывая. Словно у тебя вообще не было никаких обязанностей.
— У меня не было обязанностей, но и друзей тоже не было.
— Вот и у меня тоже, ведь я был врун и воришка… Но ты и без друзей никогда не выглядела одинокой.

— Давай начнём с элементарной проверки знаний. Первая написанная книга в Корее?
— «Учебник корейского-подлинник»!
— Смерти хочешь?
— «История трёх китайских королевств»! Или четырёх королевств? «История пяти китайских королевств»!
— Ты хотя бы знаешь таблицу умножения?
— Я не настолько тупая!
— 6 х 8?
— 48? 38? 28? 18? Что-то там 8, так?
— Химическая формула пропана?
— Формулы — это моё слабое место.
— Назови мне хоть какую-нибудь формулу, которую ты знаешь.
— [поет] При расставании всегда идёт дождь… Мы что, живём в тропиках?
— Ты правда хочешь умереть?
— Это же песня «Формула расставания».
— What can I do for you?
— Yes!
— Ты — потерянный случай!
— Why?
— Ты тупая?
— Of course!
— По крайней мере ты знаешь хотя бы это.

Боже мой! В классах сидят не ученики, а самые настоящие обезьяны. Дарвин был наивным мечтателем, я вас уверяю. Какая там эволюция, помилуйте! На одного здравомыслящего у меня целых девять орангутанов.

Выпускной напоминает олимпиаду — четыре года ждешь, а трое человек веселятся, пока остальные плачут над разбитыми надеждами.

Единственное, чего я не мог понять — испортила ли меня средняя школа или, наоборот, возвысила. Может быть, произошло и то, и другое, ведь развращение и просвещение часто оказываются неразделимыми.

— Доченька, как дела в школе?
— Как всегда, доска зелёная.

Из школы будут звонить, ты туда не ходи, говори, что больна… тебе в этот террариум не надо.

Тот, кто не состоялся в жизни, учит, а кто не может учить, работает физруком.

Средняя школа. Я бы, скорее, назвал её чистилищем… Если и есть какие-нибудь способы искупить мои грехи, то она наверняка должна входить в их число. Скука не для меня, а здесь каждый день кажется ещё более однообразным, чем предыдущий. Мне кажется, это можно было бы назвать моей манерой спать — если считать сном инертное состояние между периодами активности.

Не люблю школу: там заставляют сосредотачиваться на том, чего ты не хочешь знать.

— Плохо учились в школе? Я так и знала, что вы — бывший двоечник!
— Оставим в покое моё тёмное прошлое.

После последнего звонка в школах в вытрезвитель попали 78 учеников, за хулиганство задержаны 96, мы как педагоги заявляем, это не наша недоработка, просто хороших книг стало меньше.

Раньше я жил с родителями, что не очень хорошо отражается на моих бытовых навыках. Например, я вообще не умею готовить. И я в этом не виноват, потому что меня никто этому не учил. Даже в школе на уроках труда готовить учили девочек. Мальчиков учили делать табуретки. И вам не кажется, что умение готовить еду немного неравноценно умению делать табуретки? Хотеть есть и хотеть сесть — немного разные потребности.

Теперь ясно, почему занятия в школах длятся до трёх часов дня. Будь она до шести, ни один учитель бы туда не вернулся.

Невероятно, в свои 16 лет ты полагаешь, будто жизнь — это школа, а школа — это жизнь. Что ад — это училы, рай — каникулы, а отметки — Страшный суд.

— Пиво есть?
— Это же школа…
— Значит нет?
— Значит нет.

Школа? Нах*й школу, пацаны, а я иду домой.

Будущее среднего образования лежит в играх — компьютерных, спортивных, интеллектуальных.

Мальчик, который плохо учился, закончил школу с красной попой.

Парты школы №1 Челябинск признаны летописями, потому что по ним можно узнать, кто был лохом с 1907 года.

Старшеклассник, у которого был секс, на следующее утро был в школе уже без двадцати восемь.

Известно, что у кузнечиков органы слуха расположены по обеим сторонам брюшка. Ваша же дочь Ванесса, судя по тому, что она усвоила за эту четверть, вообще не имеет органов слуха.

Прежде чем появиться на свет и прожить всего шесть дней, радуясь солнцу, личинка цикады проводит шесть лет под землёй. Ваш сын Уилфред все шесть лет в школе тоже находится в состоянии личинки, и мы до сих пор ждём, когда же он наконец вылупится из кокона.

В мире есть два типа учителей: те, которые играют в школу, и те, которые учат в школе.

Здоровая японская школьница ходит в школу только для того, чтобы съесть свое о-бэнто.

Та девочка, которой я была, ныне исчезла без следа, и той старшеклассницы больше нет, исчезла и выпускница. Нам никогда не стать такими, какими мы были пять минут назад. Тех нас уже нет.

Я во вражеском окружении, я не подготовлен и меня окружают люди, которые, скорее всего, желают мне смерти — я снова в школе!

— У школы не хватило денег на учебники, так что вам всем выдали пособие по выживанию в джунглях.

Оглядываясь назад, я могу с уверенностью сказать, что школьные годы были золотой порой моей жизни. Мы делали все как положено — никто из нас не был одержим тщеславием, так же как никто из нас не считал себя тупицей, но важнее всего было то, что я не припомню дня, прошедшего без смеха, истинного смеха, до слез, до колик в животе, который впрыскивает в кровь добрую порцию адреналина и убеждает тебя в том, что у тебя, подростка, вся жизнь впереди, и вселяет в тебя уверенность, что ты находишься среди настоящих друзей.

Школа — это поле битвы за собственную душу.

— Да не съедят тебя там в этой школе.
— Не съедят… сожрут!

Нынешний школьный аттестат удостоверяет только, что его обладателю хватило способности выдержать столько-то лет школьного обучения.

— Учителя просто боятся, что ты не потянешь 10 класс!
— Зашибись! Боятся они, а в ПТУ идти мне!

Нет лучшей школы, чем старая школа! А я в ней директор.

Вот так всегда: ходишь, ходишь в школу, а потом — бац! — и вторая смена.

Школа готовит нас к жизни в мире, которого не существует.

Школа — это паршивая гормональная помойка…

Оцените
Цитаты великих людей онлайн
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Сейчас напиши что думаешь!x