Красивые цитаты про вино (400 цитат)

Вино — это изысканный напиток, который словно открывает перед нами мир ароматов и вкусов. Каждая бутылка вина — это история терруара, мастерства винодела и неповторимого характера. Оно способно пробудить наши чувства, унести в далекие страны и создать атмосферу уюта и романтики. Вино — это искусство, которое позволяет нам наслаждаться моментом и делиться радостью с близкими.

Вино какой страны предпочитаете в это время дня?

Вино запрещено, но есть четыре «но»:
Смотря кто, с кем, когда и в меру ль пьет вино.
При соблюдении сих четырех условий
Всем здравомыслящим вино разрешено.

Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохие вина.

Стоит дать маленьким людям власть, и она ударяет им в голову, как вино.

— Красное. Или белое?
— Или белое. Но можно красное.

У тех, кто боится вина, вероятно, дурные мысли, и они боятся, как бы вино не вывело их наружу.

Вино не способно заменить страсть и желание, когда их нет. Думаешь, у Тристана и Изольды все пошло бы по-другому, не испей они своего любовного напитка?

О, вино, здорово. Может, если я напьюсь, то вспомню, откуда я тебя знаю.

Да, женщина похожа на вино,
А где вино,
Там важно для мужчины
Знать чувство меры.
Не ищи причины
В вине, коль пьян —
Виновно не оно.
Да, в женщине, как в книге, мудрость есть.
Понять способен смысл её великий
Лишь грамотный.
И не сердись на книгу,
Коль, неуч, не сумел её прочесть.

Не по бедности я позабыл про вино,
Не из страха совсем опустился на дно.
Пил вино я, чтоб сердце весельем наполнить,
А теперь моё сердце — тобою полно.

Повод без вина — это страдание, вино без повода — пьянство.

От вина утомленный ум становится подобен плохому конюху, который не может повернуть колесницу: сам дергается, коня туда и сюда задергал, и видящих то забавляет; так у страдающего от вина всегда есть потребность в нем, и душа его пребывает в грехе.

О глупец, ты, я вижу, попал в западню,
В эту жизнь быстротечную, равную дню.
Что ты мечешься, смертный? Зачем суетишься?
Дай вина — а потом продолжай беготню!

Зная дар вина священный,
Мудрый чашу не торопит.
Только глупость неизменно
То, что ценно, в пьянстве топит.

Если вино откупорено, нужно его выпить, даже если это хорошее вино.

Причиняет боль своему собутыльнику тот, кто выпивает слишком большой кубок вина: ведь он пьет не для удовольствия, а чтобы опьянеть.

Вот дождь, который спускается с небес на наши виноградники и соединяется с виноградом, который превращается в вино; незыблемое доказательство того, что Бог любит нас и хочет видеть нас счастливыми!

Блудное похотение в человеке рождают пища и вино, от того же — и ума недостаток, и непочтение к Богу, и забвение смерти.

Я хотела остаться в своей комнате. Я не желала видеть эту смесь трепета и подозрения, которая преследует меня повсюду. Это все только усиливает безнадежность той ситуации, в которой я оказалась. Они думают, я совершила чудо и вместо того, чтобы отпустить меня, мой поступок еще сильнее привязал меня к этому месту. И даже если бы я выбралась и вернулась к камням, нет гарантии, что они бы сработали, чем бы они ни были. А если бы они сработали, нет гарантии, что я попаду домой. Я могу запросто попасть в новую временную ловушку — в Средние века или во времена Римской империи. Я покинула свою комнату только в надежде на забвение, даруемое вином Колума…

— Хорошо. Все готовы? Вином по врагу, пли!
— Они… Они пьют вино! Ха-ха-ха, пьяницы! Пьяницы! Пьяные лимоны!

О, вино, здорово. Может, если я напьюсь, то вспомню, откуда я тебя знаю.

Ты приехал в Париж, чтобы убить Атоса, но в итоге спас ему жизнь. После пары бокалов анжуйского ты оценишь иронию.

— Вика, что вы делаете с французским коллекционным вином?
— Глинтвейн! Ещё бы парочку бутылок молдавского туда, корицы, перцу… чтобы пробрало всех!
— Вика, делать из французского коллекционного вина глинтвейн — это всё равно что заставлять Паваротти петь песенки «Ласкового мая».

Вино — напиток благородный, его надо пить стоя и со смирением.

Вино требует времени и умения разговаривать. Поэтому американцы пьют виски.

— Я жажду крови! — прорычал он.
— Вино закончилось. Мы вчера убили последние четыре бутылки.

Прикольно разбираться в вине, когда ты пьёшь дорогое вино, но если ты пьёшь вино из коробки, ты ни в чём не разбираешься, братан, кроме того, сколько оно стоит. Видели этих людей, которые покупают вино в коробках? У них же ровно, без сдачи, мелочью, чётко, следит за курсом вина из коробки к железным деньгам! Вино из коробки это такая мразь. Оно же либо для алкашей, либо для студентов было, потому что оно как разрывная граната. Пара стаканов просто раскидывало любые ноги в стороны. Даже самые принципиальные, которые завтра собирались идти сдавать сопромат, они никуда не шли больше.
Вино из пакетов, коробок, с краником… Даже вино понимало, что оно отвратительное, потому что это было первое вино, у которого был псевдоним — Изабелла. Самое шлюшье имя на свете. Изабелла с краником. Какой-то первый трансгендер среди вина. Так-то по поведению чистейшее провинциальное краснодарское каберне, но в душе Изабелла. «А продаю себя так дёшево, потому что очень нужны деньги по удалению краника!»

Я тоже в детстве думал, что сухое вино — это порошок.

— К рыбе я бы вам советовал белое вино из Боргонии 74-го года.
— Нет.
— Почему?
— Потому что в Боргонии в 74-ом град уничтожил весь урожай винограда. А какая у вас рыба?
— Карп.
— К карпу подойдет Мозельское белое 76-го года из винограда, выращенного на левом берегу.
— Тогда я бы вам советовал Мозельское белое 76-го года из винограда, выращенного на левом берегу.
— Почему?
— Потому что в Боргонии в 74-ом град уничтожил весь урожай винограда.

С вином в желудке и жизнь краше.

Виновато не вино, а виноват пьющий.

— Это вино было бы куда вкуснее, если бы мы были голыми…
— По-моему, мы обязаны это проверить!..

— Привет, Бобби, у тебя есть розовое вино?
— Есть белое.
— Смешай его с юппи и сделай розовым. Во мне всё ещё сидит быдло.

В Бургундии гостям подносили 4 серебряные чаши с разными сортами вина. На первом кубке красовалась надпись: «обезьянье вино», на втором — «львиное вино», на третьем — «баранье вино» и на четвертом — «свиное вино». Эти четыре надписи означали четыре ступени, по которым спускается пьяница. Первая ступень веселит, вторая храбрит, третья оглупляет и наконец четвертая — оскотинивает.

В отличие от хороших вин хорошие книги не стареют. Ждут да ждут нас на полочках. Стареем — мы.

— Как дом, Макс? Шикарный?
— Ну, откровенно говоря, обшарпанный.
— Мы не говорим «обшарпанный». Мы говорим «в лёгкой дымке прошедших веков».
— Ясно.
— Как вино?
— С ароматом псины. Убивает наповал. Послевкусие… богатое, с трупными нотками.

Алкоголь очень полезен. Он всегда помогает если не больным, то врачу.

Беда никогда не приходит одна.
Обычно она дерзей.
Беда приносит с собой вина,
Приводит с собой друзей.

Я – андалузец по крови. Я верю в женщин, вино и любовь.

— Я никогда никому об этом не говорил, не хотелось… Значит ли наш разговор, что у меня появился друг?
— Или всё дело в вине…

Это капельки от вина.
Это значит — опять одна.
Это тихое «не хочу»…

В вине тоска ищет облегчения, малодушие — храбрости, нерешительность — уверенности, печаль — радости, а находят лишь гибель.

Не будь слишком настойчив, помни, что хорошее вино надо пить медленно. Знай также, что желать приятно, но еще приятнее быть желанным.

Когда выпьешь вина, на душе становится легче, но только на время.

Сердце! Пусть хитрецы, сговорясь заодно,
Осуждают вино, дескать, вредно оно.
Если душу отмыть свою хочешь и тело —
Чаще слушай стихи, попивая вино.

Какова цена — таков и вкус вина!

Вино добавляет заглавные буквы и многоточия к хорошей истории…

Грузия прекрасная страна. Там все очень любят вино. Там даже за рулём можно выпить стаканчик вина. Во всяком случае, так нам сказал водитель нашего микроавтобуса и выпил стаканчик вина.

Не сладок вкус вина, как сладок жизни вкус.

Вино, оно, как и люди – имеет свою жизнь. Вначале оно молодое и непредсказуемое, потом насыщается и обретает свою индивидуальность, а затем, увы, стареет, превращаясь в уксус. И, так же как и люди, вино бывает хорошим, не очень, и, откровенно говоря, дурным.

Приняв на грудь сто грамм портвейна и в ритме вальса закружив однажды, она кружится до сих пор.

Мы выпьем красного вина,
Подслащенного нашей кровью,
Чтоб я была тобой пьяна,
Чтоб ты был пьян моей любовью. Я буду пить тебя до дна,
А ты меня, всю без остатка,
Чтоб счастьем я была пьяна,
А ты моей любовью сладкой.

Заповеди нарушать не решались, пришлось превращать воду в вино.

Могу предложить вам кофе, хотя ближе к ночи я предпочитаю вино. Это удобно, потому что в дневное время мне глаз не разомкнуть.

Думаю, если домашнее вино дать попробовать французам и итальянцам, они введут против нас новые санкции. Они скажут: «Русские, давайте так: Крым ваш, а вино будет наше!»

Ещё одна фишка в Сочи — домашнее вино. «Домашнее винцо»… В другой вселенной оно называется бутират. <…>
Вино — это же благородный напиток. Во Франции, в Италии или Испании его где-то выращивают на склонах гор, чтобы падали лучи солнца, виноград вызревает, его пробуют, выдерживают в бочках… Где домашнее вино выдерживают? Где? В банках? И как понимают, что оно созрело? Надулась перчатка!

С возрастом вкус становится богаче, и ты учишься различать лёгкие вина от крепких. Но с возрастом нужно обязательно знать классификацию шато 1855 года и какая земля на одной стороне горы в области Франции, которую ты никогда не увидишь. Но это всё полная чушь. Есть три уровня вина.
1. От 0 до 15 фунтов. Его просто пьёшь.
2. От 15 и дороже — кладёшь в шкаф боком на время, затем достаёшь, наливаешь в странный кувшин с обложки, повертел его, в стакан — и пьёшь.
3. Это вино, которое приносят на вечеринку, причём оно у тебя только потому, что ты сам однажды проводил вечеринку. И кто-то принёс это вино тебе. И это вино просто кочует из дома в дом. Там на этикетке нет шато. Там скорее техпаспорт старой машины, который собирает печати по ходу путешествия.

«Не хочу жениться, хочу… а чего я хочу? А? Не знаю…» — думал он и опрокидывал в рот очередной кубок. — «Может, утопиться? В вине…»

Для всех смертных вино — вещь отличная.

Вино — приправа, но приправа самая благородная из всех приправ, всего лучше возвышающая и ум, и сердце человека. Глоток хорошего вина возбуждает жизнь у стариков и больных, помогает поддержать силы ослабевающего…

Али просто подхватил у Гарри тему, как легкоатлет подхватывает у товарища по команде эстафетную палочку.
— Я, — говорит, — к примеру, не люблю французские вина. Мне они кажутся чересчур сухими. Даже пьемонтские вина не очень люблю, предпочитаю фриульские и ещё южнее. Но я имею право так говорить, потому что понимаю кайф хорошего французского вина, просто — это не мой кайф, понимаешь? А вот какой-нить мутик, который сразу сказал «тьфу, кисло», и теперь «не любит французские вина» и этим сильно гордится, так он мутик и есть, и не фиг о нём больше разговаривать. Или если я пока не врубился до конца в классическую музыку, то это вовсе не значит, что классическая музыка — гонево. Это значит, что я в нее просто ещё не врубился. Когда врублюсь, тогда и смогу сказать — мое или не мое. Но — не раньше.

Просто природа наделила меня необычайно тонким вкусом и обонянием, и где же, как не в дегустации вин, использовать мне эти качества?

Я всегда любила вино. Вкус, цвет, запах и это легкое одурение, которое обостряет чувства и освобождает мысли. Вино помогает мне сразу добраться до сути проблемы и дать волю эмоциям, забыв обо всех преградах. Я никогда не читаю сразу, что написано на этикетке, — сначала пью. Обычно я пробую, наслаждаюсь, живу, а уж потом просвещаюсь. Иногда мне случается перебрать, и тогда на следующее утро у меня раскалывается голова, я то смеюсь, то плачу. Потом подолгу стараюсь обходиться без него. Всё как в любви.

Истина в вине, а здоровье в воде.

— Вы не пьете вино?
— Только как лекарство.
— Тогда притворитесь больной.

— Римляне любят говорить, что «anni, amori e bicchieri di vino, nun se contano mai».
— «Годы, любовников и бокалы вина не нужно считать», — перевела Лаура.

— Никогда не думала, что стану одной из тех, кто по вечерам глушит красненькое, уставившись в пустоту поверх стакана, однако вот тебе факт — стала.

Мои друзья шутили, что у меня «старая душа», и как они заметили, она еще с юности требовала джаза, классической музыки и хорошего вина.

Вино мстит пьянице.

Вино говорит. Это общеизвестно. Оглядитесь. Спросите уличного оракула, незванноного гостя на свадебном пиру, юродивого. Оно говорит. Оно чревовещает. У него миллион голосов. Оно развязывает язык, выбалтывая тайны, которые вы не собирались выдавать, тайны, которых вы знать не знали. Оно кричит, разглагольствует, шепчет. Оно говорит о великих вещах, о гениальных планах, трагических страстях и ужасных предательствах. Оно хохочет до упаду. Оно тихонько хихикает себе под нос. Оно рыдает при виде собственного отражения. Оно вытаскивает на свет летние дни, давно минувшие, и воспоминания, крепко забытые. От каждой бутыли веет иными временами, иными местами. Джо называл это будничным волшебством. Превращая низменные материи в грезы. Любительская алхимия.

Не знаю,
кто и что виной
(история эта —
длинна),
но фильмы
уже
догоняют вино
и даже
вреднее вина.
И скоро
будет всякого
от них
тошнить одинаково.

Спросил у чаши я, прильнув
устами к ней:
«Куда ведёт меня чреда ночей
и дней?»
Не отрывая уст, ответила мне
чаша:
«Ах, больше в этот мир
ты не вернёшься. Пей!»

Истина не просто находится в вине, она ещё и выходит порой наружу!

Бутылка вина 1985 года выпуска раскрепостила Вику 1986 года выпуска.

Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно
искрится в чаше, как оно ухаживается ровно:
впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид;
(…) сердце твое заговорит развратное.

Не пейте вина ни вы, ни дети ваши, вовеки.

Тот, кто не любит пиво, вино, женщин и песни, останется дураком на всю жизнь.

Вереницею дни-скороходы идут,
Друг за другом закаты, восходы идут.
Виночерпий! Не надо скорбеть о минувшем.
Дай скорее вина, ибо годы идут.

Те, кому жизнь полной мерой дана,
Одурманены хмелем любви и вина,
Уронив недопитую чашу восторга,
Спят вповалку в объятиях вечного сна.

В хмелю люди совершают дурные дела, убивают и ссорятся. Вино удерживает человека от того, что он знает, и от искусств, которыми он обладает, оно становится занавесою или преградою на его пути и для его дела.

Как мало иногда нужно, чтобы снова почувствовать себя человеком — только вино и люди, на которых можно положиться.

Ко мне ворвался ты, как ураган, Господь,
И опрокинул мне с вином стакан, Господь!
Я пьянству предаюсь, а ты творишь бесчинства?
Гром разрази меня, коль ты не пьян, Господь!

Сердце! Пусть хитрецы, сговорясь заодно,
Осуждают вино, дескать, вредно оно.
Если душу отмыть свою хочешь и тело —
Чаще слушай стихи, попивая вино.

Настоящий чайный букет как дорогое вино, его невозможно повторить, секреты его приготовления доступны только автору.

У меня прекрасные взаимоотношения с вином. Мы вместе уже 10 лет, и мы прекрасно понимаем друг друга.

Вино губит телесное здоровье людей, губит умственные способности, губит благосостояние семей и, что ужаснее всего, губит душу людей и их потомство.

Вино мстит пьянице.

Вино утопило больше людей, чем море.

Женщина напоминает вино, только в ней все сильнее и глубже – бывает, что и не разглядишь.

Жизнь слишком коротка, чтобы пить плохие вина.

Если кто уверяет, что выпил шесть или восемь бутылок вина за один присест, то из одного только милосердия я буду считать его лжецом, не то мне придется думать, что он — скотина.

Пустые бутылки из под вина пользуются плохой репутацией у женщин.

Женщина напоминает вино, только в ней все сильнее и глубже – бывает, что и не разглядишь.

Запрет вина – закон, считающийся с тем,
Кем пьётся, и когда, и много ли, и с кем.
Когда соблюдены все эти оговорки,
Пить – признак мудрости, а не порок совсем.

Она подобна красному вину — опьяняет.

Вино требует времени и умения разговаривать. Поэтому американцы пьют виски.

Вино утопило больше людей, чем море.

Сад цветущий, подруга и чаша с вином —
Вот мой рай. Не хочу очутиться в ином.
Да никто и не видел небесного рая!
Так что будем пока утешаться в земном.

Почему мы, французы, вино коллекционируем, а вы, русские, им шашлык поливаете?

— Хотите чаю?
— Да, но с вином и без чая.

Вино — наш друг, но в нём живет коварство:
Пьёшь много — яд, немного пьёшь — лекарство.
Не причиняй себе излишеством вреда,
Пей в меру — и продлится жизни царство…

Вино губит телесное здоровье людей, губит умственные способности, губит благосостояние семей и, что ужаснее всего, губит душу людей и их потомство.

Пей вино — это вечная жизнь, это то, что дарует тебе юность. Это время вина, роз и пьяных друзей. Наслаждайся этой минутой, ведь эта минута — твоя жизнь.

Вот, слушай, что я записал про это вино:
«Каждый раз, когда мы разольем его по бутылкам, у нас остается в целости и сохранности кусок лета двадцать восьмого года».

— Вы любите вино?
— Да, очень.
— Мне жаль, что я не люблю. Это так объединяет людей.

Один мудрец сказал:
— Вино сообщает каждому, кто пьет его, четыре качества. Вначале человек становится похожим на павлина — он пыжится, его движения плавны и величавы. Затем он приобретает характер обезьяны и начинает со всеми шутить и заигрывать. Потом он уподобляется льву и становится самонадеянным, гордым, уверенным в своей силе. Но в заключение он превращается в свинью и, подобно ей, валяется в грязи.

— У тебя есть вино?
— Нет.
— Я не могу заснуть без вина.
— Тогда не спи.

— Шампанского!
— Портос, за нами же гонятся.
— Ты прав… для погони больше подойдет красное вино…

Унылых осеней прошёл над нами ряд,
И нашей жизни дни развеял листопад.
Пей! Ведь сказал мудрец, что лишь вина дурманом
Мы можем одолеть тоски душевной яд.

Беспечно не пил никогда я чистого вина,
Пока мне чаша горьких бед была не подана.
И хлеб в солонку не макал, пока не насыщался
Я сердцем собственным своим, сожжённым дочерна.

Сад цветущий, подруга и чаша с вином —
Вот мой рай. Не хочу очутиться в ином.
Да никто и не видел небесного рая!
Так что будем пока утешаться в земном.

Если знанья вино сможешь в разум впитать,
То молчи — тайн великих не смей продавать!
И ушей не ищи ты для слов драгоценных —
Станешь морем бескрайним, коль будешь молчать!

Когда я думаю о вине, я непроизвольно перехожу на французский.

Дайте сикеру погибающему и вино огорченному душою; пусть он выпьет и забудет бедность свою и не вспомнит больше о своем страдании.

В вине тоска ищет облегчения, малодушие — храбрости, нерешительность — уверенности, печаль — радости, а находят лишь гибель.

Покуда пьешь, смакуй букет:Вина в загробном мире нет.

Женщина, мясо – это наука, а вино, вино – искусство!

Истинное утешение – вино.

Мы считали вино чем-то таким же полезным и обычным, как пища, и, кроме того, оно радовало, создавало ощущение благополучия и счастья. Пили вино не из снобизма, это не было признаком какой-то утонченности, не было модой; мне в голову не пришло пообедать без вина, сидра или пива.

Пиво, это второй хлеб! А вино это так, баловство для студенток.

Ныне нет во мне пристрастья —
Без разбора за столом,
Друг разумный сладострастья,Вина обхожу кругом.
Все люблю я понемногу —
Часто двигаю стакан,
Часто пью — но, слава богу,
Редко, редко лягу пьян.

Люди, которые говорят, что пить надо больше, и те, которые уверены, что пить надо меньше, сходятся в одном — пить надо…

Я часть своего состояния потратил на вино, часть на женщин, а остальными средствами, увы, распорядился очень глупо.

Много пить вредно, а мало — скучно. Вино следует пить только в двух случаях: когда есть вот такой замечательный повод, как сейчас, и когда никакого повода нет.

Легко в веселье, тяжело в похмелье.

Я выпить никогда не откажусь, вино — наш целитель, только им и лечимся…

Когда человек пытается утопить свое горе в вине, то это часто кончается тем, что горе топит в вине самого человека.

У меня прекрасные взаимоотношения с вином. Мы вместе уже 10 лет, и мы прекрасно понимаем друг друга.

Вину больше не стать виноградом. Не созревать на лозе, не радоваться солнцу и хорошей погоде. Не шептаться с листьями и ветром.
Но вино может ударить в голову.

Помните, как в фильме «Блеф» с Адриано Челентано ногами вино мяли? Вот Европа – ногами вино делают. У нас в России даже руками не получается!

Упреков не боюсь, не опустел карман,
Но все же прочь вино и в сторону стакан.
Я пил всегда вино — искал услады сердцу,
Зачем мне пить теперь, когда тобою пьян!

Вино превращает умного человека в дурака, а глупого — в мудреца.

Зная дар вина священный,
Мудрый чашу не торопит.
Только глупость неизменно
То, что ценно, в пьянстве топит.

Вот дождь, который спускается с небес на наши виноградники и соединяется с виноградом, который превращается в вино; незыблемое доказательство того, что Бог любит нас и хочет видеть нас счастливыми!

Некоторые ошибочно полагают, что все блюда на свадьбе приготовлены исключительно из мандаринов. Это не правда – вино из винограда.

Мы выпьем красного вина,
Подслащенного нашей кровью,
Чтоб я была тобой пьяна,
Чтоб ты был пьян моей любовью.

Кто пьет, тот не знает о вреде вина. Кто не пьёт, тот не знает о его пользе.

Её рыдания звенели у меня в ушах, и я пытался заглушить их вином. Умом я понимал, что есть другая дорога, но сердце не понимало логических доводов.

Я последовательно осуществлял свой незамысловатый план: напивался. Кажется, еще ни одно дело в своей жизни я не доводил до конца с такой яростной одержимостью.

Святой источник — мой стакан:
Он лечит от сердечных ран.
Ловлю я радости в вине,
Но лучшие живут на дне!

— Есть три и только три вещи, способные усмирить боль, какую испытываешь при мысли о смерти, — сказал Паук. — Это вино, женщины и песни.
— Курица в карри тоже неплохо, — заметил Толстый Чарли, но никто его не слушал.

— Вино любишь, Бритт?
— Нет, — ответила Бритт-Мари, не потому что она не любила вина, а потому что, если ответишь «я люблю вино», люди сделают вывод, что ты алкоголик.

Вкус последнего глотка ещё остаётся на языке. Не здорово, но хочется ещё. Недвижная порочно-пурпурная жидкость в бокале. Бесспорное сродство и притяжение между вином и языком. Взаимное дополнение. Взаимная любовь. Языка молчаливый призыв, неодушевлённого вина ответ. Пока теоретический, но посредством поднятия бокала встреча возлюбленных осуществима. Они сольются в поцелуе. Недолгое забытье, приятное блаженство, которое можно повторить.

Изготовление вина — это искусство. Это религия, которая требует боли, желания и жертвы.

Дега работал с красками. Роден работал с бронзой. Дебюсси — с фортепиано. Бодлер — с языком. А Анри Жайе и Филипп де Ротшильд работали с виноградом. Хорошее вино — это большое искусство.

Всё начинается с почвы, лозы и винограда. Запах виноградника. Он как запах рождения. Он пробуждает покрытые патиной времени… древние… в общем, глубинные и вероятно неосознанные импульсы в моей душе.

— Я был удивлён качеством калифорнийских вин. И их своеобразием. В долине Напа существует интерес к экспериментальным методам. К достаточно авангардным методам.
— Что он говорит?
— В моих краях такое называют сомнительным комплиментом. В Англии, видно, не подозревают, что так бывает. Вот такая культурная особенность.

Где они ныне, декабристки-то? В очередях за вином…

У христиан один парень превращает воду в вино. Вот он точно Бог.

Чем прекрасно вино? Только тем, что оно гасит наши личные заботы, когда мы пьем со своими друзьями, и усиливает то общее, что нас связывает. И если даже нас связывает общая забота или неприятность, вино, как искусство, преображающее горе, примиряет и дает силы жить и надеяться. Мы испытываем обновленную радость узнавания друг друга, мы чувствуем: мы люди, мы вместе. Пить с любой другой целью просто-напросто малограмотно. А одиночные возлияния я бы сравнил с государственной контрабандой или с каким-нибудь извращением. Кто пьет один, тот чокается с дьяволом.

Разумный человек обычно пьёт, —
Что в нашей жизни лучше опьянения?
Всечастно упивается народ
Любовью, славой, золотом и ленью.
Без опьянения жизни сладкий плод
Казался б просто кислым, без сомненья.
Так пей же всласть на жизненном пиру,
Чтоб голова болела поутру.

Мир господень согревает душу, а хорошее вино греет пузо.

— Проходите, я как раз собирался завтракать.
— Анчоусы и красное вино?
— Да, зря взял красное к рыбе.
— А может, зря взял вино на завтрак?
— Я в отпуске.

Мои друзья шутили, что у меня «старая душа», и как они заметили, она еще с юности требовала джаза, классической музыки и хорошего вина.

— Вино теплое!
— Ну так суньте в него свои счета.
— Мои счета?
— Они ведь заморожены.

Есть горячий закон у людей;
Виноград превращать в вино.
Создавать из угля огонь,
Из объятий — людей.

— Вика, что вы делаете с французским коллекционным вином?
— Глинтвейн! Ещё бы парочку бутылок молдавского туда, корицы, перцу… чтобы пробрало всех!
— Вика, делать из французского коллекционного вина глинтвейн — это всё равно что заставлять Паваротти петь песенки «Ласкового мая».

— Разбираетесь в вине?
— Его делают из винограда.

— Выпей вина.
— Но я что-то его не вижу…
— Еще бы! Его здесь нет!

В бутылке вина больше философии, чем во всех книгах.

Пенистое анжуйское вино превратило трех собутыльников сначала в трех чертей, а потом в три бревна.

Воду пей, как бык, а вино – как король.

Нет ничего хуже дешевого красного вина, разве что дешевое белое вино, если оно еще успеет согреться.

Фенрис, кажется говорил, что всё тевинтерское вино готовится из крови и слёз рабов. Надеюсь, он преувеличивал.

В отличие от вина дрянь остается дрянью, сколько ее ни храни.

Грузия прекрасная страна. Там все очень любят вино. Там даже за рулём можно выпить стаканчик вина. Во всяком случае, так нам сказал водитель нашего микроавтобуса и выпил стаканчик вина.

Когда запиваешь слёзы вином, получается дивный солёный вкус.

— Официанты подливали вина, а твой отец его пил и пил…
— Ну, это просто вежливость.
— Вот он и набрался вежливости.

— Что здесь происходит?
— Пробуем ваше знаменитое вино, урожая 16-го года. Послевкусие у него странное, оно отдает ложью и пестицидами.

Клэри косо взглянула на бокал:
– В крысу не превращусь?
– Не доверяешь? По моему, в бокале клубничный сок. Вкусный! Джейс? – Она предложила бокал Джейсу.
– Я мужчина. Мужчины розовые напитки не потребляют. Поди же, женщина, и принеси мне бурый.

Пьянство, — сказала она нам как-то в редкий момент откровения, — прегрешение против самой природы плодов, фруктовых деревьев, самого вина. Это надругательство, это осквернение их, как насилие есть осквернение любви.

Я последовательно осуществлял свой незамысловатый план: напивался. Кажется, еще ни одно дело в своей жизни я не доводил до конца с такой яростной одержимостью.

— Я не знаю, где найти смелость.
— Она вот здесь, на дне этого бокала.

Умирая тысячу раз, можно вовсе не умереть.
Вино как яд, я умирал всякий раз, когда пил.
Вся дорога как пропасть, я умирал каждый раз,
когда падал.
Твоя любовь оказалась огнём, любимая.
Пламенем огня…
Я каждый раз умирал, разжигая огонь в своей душе.

Зинаида Антоновна, старуха, из бывших дворян, отсидевшая, разумеется, на всю катушку… жила вот в этом самом доме… В 60-е годы какой-то гость привез ей из Польши фигурку ангела на пробке для винной бутылки. Серебряный ангел, приподняв сутулые крылатые плечи и благочестиво сложив на цыплячьей грудке острые ладошки, понурил мятое серебряное личико. Она говорила – приходите посидеть под ангелом. Пила немного и только с гостями.

Виноградная лоза приносит три грозди: гроздь наслаждения, гроздь опьянения и гроздь омерзения.

Доброе вино похоже на женщину. За тем исключением, конечно, что у него отсутствуют груди. Равно как руки и голова. Ну и говорить или вынашивать детей оно тоже не способно. На самом деле, если вдуматься, доброе вино и отдаленно-то женщину не напоминает. Доброе вино похоже на доброе вино.

Много вина — мало ума.

Тот, кто не любит пиво, вино, женщин и песни, останется дураком на всю жизнь.

Если знанья вино сможешь в разум впитать,
То молчи — тайн великих не смей продавать!
И ушей не ищи ты для слов драгоценных —
Станешь морем бескрайним, коль будешь молчать!

Вино — обманщик, пить — значит впасть в безумие, кто поддаётся обману — тот не мудр

Дать нищему вина — царём предстанет он;
Лисёнка подпоить — на льва восстанет он;
И мудрый во хмелю по-юному воспрянет;
А юный будет пить — мудрее станет он.

Во времена, когда вино мешается с печалью…

Всего две вещи определяют величие страны: красота её женщин и вкус её вина.

Крыша, как зонтик, звёзды, как свечи,
Время — наркотик и вино лечит.

Пустые бутылки из под вина пользуются плохой репутацией у женщин.

Вино, что только взглядом пьют,
Ночами льет луна на землю.

Одна капля яда заражает всю бочку вина.

— Я даже не знаю. Я совершенно не разбираюсь в винах.
— Я тебя умоляю, что там разбираться… Главное вовремя сказать: «Прекрасный выбор!»

— Бутылки нужно открыть и разлить вино в графины прямо перед ужином. Легкое вино к закускам, тяжелое — к супу. Потом — то же вино к рыбе, а потом — кларет, его нужно разлить по графинам сейчас. Вот здесь вино для пудинга, а после этого — что попросят в гостиную к кофе.
— Как же они наверх поднимаются-то после этого?!

Друзья, природою самою
Назначен наслажденьям срок:
Цветы и бабочки — весною,
Зимою — виноградный сок.
Снег тает, сердце пробуждая;
Короче дни — хладеет кровь…
Прощай вино — в начале мая,
А в октябре — прощай любовь!

Хотел бы я вино с любовью
Мешать, чтоб жизнь была полна;
Но, говорят, вредит здоровью
Избыток страсти и вина.

— Вино любишь, Бритт?
— Нет,  — ответила Бритт-Мари, не потому что она не любила вина, а потому что, если ответишь «я люблю вино», люди сделают вывод, что ты алкоголик.

Дега работал с красками. Роден работал с бронзой. Дебюсси — с фортепиано. Бодлер — с языком. А Анри Жайе и Филипп де Ротшильд работали с виноградом. Хорошее вино — это большое искусство.

— Расскажешь новости о себе?
— Под эту историю нужно вино. А ты о себе?
— Под эту нужен винный погреб.

Никто бы не одолел героя, не будь вина и женщин!

Уходя — уходи.
Допей Каберне.
Ты выглядишь лучше, чем прежде,
Тебя ждут миры
В далёкой стране,
В мерцающем море надежды.

У христиан один парень превращает воду в вино. Вот он точно Бог.

Беспечно не пил никогда я чистого вина,
Пока мне чаша горьких бед была не подана.
И хлеб в солонку не макал, пока не насыщался
Я сердцем собственным своим, сожжённым дочерна.

Истина в вине.

Я больше предпочитаю коньяк. Для любителя вина я слишком нетерпелив. Если я хочу напиться, мне не нравится тратить на это едва ли не всю ночь.

Нет ничего лучше старых друзей и старого вина.

Мужья, ведь, как вино. Иногда очень долго созревают.

Моя мама всегда говорила — если пьёшь вино из собственного винограда, оно никогда тебе не навредит.

Всю славу дел великих и прекрасных
Смывает с нас вино.

Изготовление вина — это искусство. Это религия, которая требует боли, желания и жертвы.

Иной клянется страстью пылкой,
Но коли выпито, коль выпито вино,
Вся страсть его на дне бутылки…
Давным-давно, давным-давно, давным-давно!

Напиваться в одиночестве, что может быть ничтожнее? Вино поддерживает счастье, если только ты счастлив. Если опечален, тебе становиться хуже.

Если хотите жить вечно, ешьте макароны и запивайте их вином.

Вино освежает и оживляет после работы, вино поддает жару лентяям; выпьешь — и сам черт тебе не страшен, море по колено!

Стоит дать маленьким людям власть, и она ударяет им в голову, как вино.

Когда человек пытается утопить свое горе в вине, то это часто кончается тем, что горе топит в вине самого человека.

Не будь слишком настойчив, помни, что хорошее вино надо пить медленно. Знай также, что желать приятно, но еще приятнее быть желанным.

Вино извиняет вину. Может, поэтому так и называется?

И он разлил в ослепительно белые чаши красивую прозрачную рубиновую жидкость. Её горьковатый вкус сразу же показался мне неприятным, но потом я почувствовал, как по моему телу разливается тепло, а к сердцу подошла волна радости. Даже окружавшее нас роскошное убранство царского жилища и волшебная прелесть сада за окном стали еще более прекрасными. Беседа наша оживилась, голоса зазвучали звонче, и мне захотелось выпить ещё чашу, но принц возразил: – Говорят, что выпитая пятая пиала чистого вина раскрывает сущность пьющего человека – всё доброе и злое, что таится в его душе. Зачем нам, особенно мне – будущему царю этой земли, раскрывать перед кем-нибудь свою сущность? Давай оставим тайное тайным и будем пить вино лишь настолько, насколько оно укрепляет нашу дружбу.

Доброе вино похоже на женщину. За тем исключением, конечно, что у него отсутствуют груди. Равно как руки и голова. Ну и говорить или вынашивать детей оно тоже не способно. На самом деле, если вдуматься, доброе вино и отдаленно-то женщину не напоминает. Доброе вино похоже на доброе вино.

Разве любовь скрепляется только кровью? Вино тоже красного цвета. Кто-нибудь пробовал скрепить любовь вином?

— Исключительно редкое вино из захолустной деревушки в Бардо. Там принято не мять виноград ногами, а класть его на живот юной невесте в то время, как новоиспеченный муж совершает с ней акт физической любви. Ваше здоровье.
— Это вино из наших погребов. Я узнаю его вкус.
— Надо было сказать, что это кровь Христа. Тогда бы вы мне поверили.

Вино может быть наставником более мудрым, чем чернила, а упражнения в остроумии зачастую лучше учебников.

Нельзя же серьезно утверждать, что красные вина по качеству превосходят французские!

С вином в желудке и жизнь краше.

Вам бы только ярлыки развешивать. Истина вас не интересует. Да и откуда ей взяться, истине, если вы её видите в вине, сиречь всё в том же пресловутом этиловом спирте?

Пусть дурна, пусть страшна, пусть сама сатана, — если хватит вина, будет мужу жена!

Если кто уверяет, что выпил шесть или восемь бутылок вина за один присест, то из одного только милосердия я буду считать его лжецом, не то мне придется думать, что он — скотина.

Вино в человеке — ум в кувшине.

Чем прекрасно вино? Только тем, что оно гасит наши личные заботы, когда мы пьем со своими друзьями, и усиливает то общее, что нас связывает. И если даже нас связывает общая забота или неприятность, вино, как искусство, преображающее горе, примиряет и дает силы жить и надеяться. Мы испытываем обновленную радость узнавания друг друга, мы чувствуем: мы люди, мы вместе. Пить с любой другой целью просто-напросто малограмотно. А одиночные возлияния я бы сравнил с государственной контрабандой или с каким-нибудь извращением. Кто пьет один, тот чокается с дьяволом.

Поразительно было и то, что где-то в зеленых долах здоровые, славные люди возделывают виноград и выдавливают из него сок, чтобы в разных местах земли, далеко-далеко от них, какие-то разочарованные, тихо спивающиеся обыватели и растерянные степные волки взбадривались и оживлялись, осушая стаканы.

Немножко любви — это как немножко вина. Но от их избытка человек может заболеть.

Вечером, сидя за машинкой, я выдул один за другим два стакана вина, выкурил три сигареты, прослушал по радио Третью симфонию Брамса и наконец понял, что не заведусь без толчка.

Но учит той же мудрости вино,
На каждом кубке — жизненная пропись:
«Прильни устами — и увидишь дно!»

Вам бы только ярлыки развешивать. Истина вас не интересует. Да и откуда ей взяться, истине, если вы её видите в вине, сиречь всё в том же пресловутом этиловом спирте?

Всего вина, выжатого из всех гроздей винограда на свете, не хватит, чтобы ревнивцу найти в нем полное забвение.

— Говорят, не стоит пить красное вино в пустыне.
— Это погубило вавилонян, да?
— Ну-у, пара бутылок, и мы заговорим по-вавилонски.

— Превосходная лоза, прокуратор, но это — не «Фалерно»?
— «Цекуба», тридцатилетнее, — любезно отозвался прокуратор.

Вино для меня — друг, настоящий друг, который приносит радость, и очень редко — разочарования. Друг, которому не нужно ежедневно доказывать свою дружбу, мы можем не видеться неделями, это ничего не меняет.

Два галлона вина — это немалое количество даже для двух пайсано. В духовном отношении эти бутылки можно распределить следующим образом. Чуть пониже горлышка первой бутылки — серьезная, прочувствованная беседа. Двумя дюймами ниже — воспоминания, овеянные приятной грустью. Ещё три дюйма — вздохи о былых счастливых любовях. На донышке — всеобъемлющая абстрактная печаль. Горлышко второй бутылки — чёрная, свирепая тоска. Двумя пальцами ниже — песнь смерти или томления. Большим пальцем ниже — все остальные песни, известные собутыльникам. На этом шкала кончается, ибо тут перекресток и дальнейшие пути неведомы. За этой чертой может произойти всё, что угодно.

— Я жажду крови! — прорычал он.
— Вино закончилось. Мы вчера убили последние четыре бутылки.

Могу предложить вам кофе, хотя ближе к ночи я предпочитаю вино. Это удобно, потому что в дневное время мне глаз не разомкнуть.

Я всегда любила вино. Вкус, цвет, запах и это легкое одурение, которое обостряет чувства и освобождает мысли. Вино помогает мне сразу добраться до сути проблемы и дать волю эмоциям, забыв обо всех преградах. Я никогда не читаю сразу, что написано на этикетке, — сначала пью. Обычно я пробую, наслаждаюсь, живу, а уж потом просвещаюсь. Иногда мне случается перебрать, и тогда на следующее утро у меня раскалывается голова, я то смеюсь, то плачу. Потом подолгу стараюсь обходиться без него. Всё как в любви.

Клэри косо взглянула на бокал:
– В крысу не превращусь?
– Не доверяешь? По моему, в бокале клубничный сок. Вкусный! Джейс? – Она предложила бокал Джейсу.
– Я мужчина. Мужчины розовые напитки не потребляют. Поди же, женщина, и принеси мне бурый.

Если виноградарь каждой лозе не поклонится триста раз, не будет хорошего урожая.

Как много в мире гадостей и смрада!
Прикрыл свой нос я рукавом халата…
И лишь вино все то же, что и прежде, —
Ничуть не потеряло аромата.

Дружба возле винной бочки
Не длиннее пьяной ночки.

— Что здесь происходит?
— Пробуем ваше знаменитое вино, урожая 16-го года. Послевкусие у него странное, оно отдает ложью и пестицидами.

С особенной улыбкой, словно показывая портрет единственного сына, метрдотель повернул бутылку этикеткой ко мне. Я кивнул ему – и он, вынув пробку с едва слышным, ласкающим ухо щелчком, разлил вино по глотку на бокал. Я ощутил на языке концентрированный вкус денег.

То, что между нами было, следует отнести исключительно за счет свойственной мне пылкости чувств, ибо искромётное вино и другие спиртные напитки тут ни при чём.

Ко мне ворвался ты, как ураган, Господь,
И опрокинул мне с вином стакан, Господь!
Я пьянству предаюсь, а ты творишь бесчинства?
Гром разрази меня, коль ты не пьян, Господь!

О глупец, ты, я вижу, попал в западню,
В эту жизнь быстротечную, равную дню.
Что ты мечешься, смертный? Зачем суетишься?
Дай вина — а потом продолжай беготню!

Дешёвое пиво и сухое вино,
Счастливыми делали нас людьми,
И словно чудо польское радио,
Нам открывало неведомый мир.
И все мы жили, как во сне,
В котором будем молоды,
Остался этот лишь альбом,
И дымом стали те мечты.

Я не из тех, кто рад напиться
И в грязь по-свински завалиться.
Пусть рядом кто-нибудь садится,
Кто спорит умно,
Люблю с таким наговориться
И выпить шумно.

Повод без вина — это страдание, вино без повода — пьянство.

– Мне нравится думать, – печально продолжал он, – что когда пьешь это вино, ты пьешь солнечный свет тех дней, которые уже не вернутся.

Бутылка вина 1985 года выпуска раскрепостила Вику 1986 года выпуска.

— Это горячее вино.
— Спасибо.
— Не стоит, оно не очень хорошее.

То, что между нами было, следует отнести исключительно за счет свойственной мне пылкости чувств, ибо искромётное вино и другие спиртные напитки тут ни при чём.

Вино — наш друг, но в нём живет коварство:
Пьёшь много — яд, немного пьёшь — лекарство.
Не причиняй себе излишеством вреда,
Пей в меру — и продлится жизни царство…

— Я никогда никому об этом не говорил, не хотелось… Значит ли наш разговор, что у меня появился друг?
— Или всё дело в вине…

Пей вино — это вечная жизнь, это то, что дарует тебе юность. Это время вина, роз и пьяных друзей. Наслаждайся этой минутой, ведь эта минута — твоя жизнь.

В отличие от хороших вин хорошие книги не стареют. Ждут да ждут нас на полочках. Стареем — мы.

— Это вино было бы куда вкуснее, если бы мы были голыми…
— По-моему, мы обязаны это проверить!..

Виноградная лоза приносит три грозди: гроздь наслаждения, гроздь опьянения и гроздь омерзения.

Вину больше не стать виноградом. Не созревать на лозе, не радоваться солнцу и хорошей погоде. Не шептаться с листьями и ветром.
Но вино может ударить в голову.

Вино превращает умного человека в дурака, а глупого — в мудреца.

— Мы дарим вам хлеб, чтобы этот дом никогда не знал голода. Соль, чтобы у жизни был вкус…
— … и вино, чтобы в доме царила радость.

— Вы любите вино?
— Да, очень.
— Мне жаль, что я не люблю. Это так объединяет людей.

— Привет, Бобби, у тебя есть розовое вино?
— Есть белое.
— Смешай его с юппи и сделай розовым. Во мне всё ещё сидит быдло.

Это был превосходный дегустатор, он прекрасно разбирался в том, какое вино пьют «за здравие», а какое – под «чтоб они сдохли!».

Вино — это солнечный свет, удерживаемый водой.

Не пейте вина ни вы, ни дети ваши, вовеки.

Вино нам нужно для здоровья. А здоровье нам нужно, чтобы пить водку.

Вино, как известно, лучший друг того, кто не умеет непринуждённо держаться в обществе.

Мужские взгляды женщинам презренны, а бедняков заботит лишь одно:
Отдать владыке урожай отменный, чтоб поскорее потекло вино.

Вот к чему приводит лишний стакан вина. И попытка найти родственную душу. Мгновенно попадаешь в западню.

— Вы какое предпочитаете? Белое или красное?
— У нас в Болгарии есть тысяча песен о красном вине. А о белом — только одна. Она начинается так: «О белое вино, почему ты не красное?..»

Делать было действительно нечего, кроме как пить вино и заниматься любовью.

«Бойкое, говорливое вино, весёлое и немного нахальное, с пикантным привкусом чёрной смородины», если верить этикетке. Не из тех вообще-то, какие хранят, но он сохранил. Из ностальгии. Для особого случая…

Только теперь я поняла великую власть вина и догадалась, почему мужчины становятся пьяницами. Не то чтобы вино развеяло все мои печали, но оно придало им какое-то особое величие и благородство.
Это чем-то похоже на печальную, торжественную музыку, когда становится жалко самого себя, но при этом, оттого что ты сам себя жалеешь, чувствуешь себя очень хорошим человеком.

Причиняет боль своему собутыльнику тот, кто выпивает слишком большой кубок вина: ведь он пьет не для удовольствия, а чтобы опьянеть.

Я скажу куда, туда где тепло, где пиво течёт как вино, куда красивые женщины инстинктивно слетаются как мухи на мёд, и я говорю о местечке под названием Аспен.

— Исключительно редкое вино из захолустной деревушки в Бардо. Там принято не мять виноград ногами, а класть его на живот юной невесте в то время, как новоиспеченный муж совершает с ней акт физической любви. Ваше здоровье.
— Это вино из наших погребов. Я узнаю его вкус.
— Надо было сказать, что это кровь Христа. Тогда бы вы мне поверили.

– Мне нравится думать, – печально продолжал он, – что когда пьешь это вино, ты пьешь солнечный свет тех дней, которые уже не вернутся.

«Это про женщину сначала спрашивают «сколько стоит?» — а потом пробуют. С вином же всё наоборот, сначала пробуют, а потом уже спрашивают «Сколько стоит?»

Мне кажется, что в конечном счете единственное утешение — это женщины и вино. Только вот женщины по большей части так ужасающе скучны, а вино нынче такое дорогое.

Для того чтобы не быть страждущим рабом Времени, опьяняйтесь; опьяняйтесь непрестанно! Вином, поэзией или истиной — чем угодно!

Просто природа наделила меня необычайно тонким вкусом и обонянием, и где же, как не в дегустации вин, использовать мне эти качества?

Как мало иногда нужно, чтобы снова почувствовать себя человеком — только вино и люди, на которых можно положиться.

Ужин без вина — что лодка без дна.

— Бутылки нужно открыть и разлить вино в графины прямо перед ужином. Легкое вино к закускам, тяжелое — к супу. Потом — то же вино к рыбе, а потом — кларет, его нужно разлить по графинам сейчас. Вот здесь вино для пудинга, а после этого — что попросят в гостиную к кофе.
— Как же они наверх поднимаются-то после этого?!

— Вы не пьете вино?
— Только как лекарство.
— Тогда притворитесь больной.

Розовое вино делает из меня шлюху.

Вино — обманщик, пить — значит впасть в безумие, кто поддаётся обману — тот не мудр.

Всего две вещи определяют величие страны: красота её женщин и вкус её вина.

Есть вина, в которых даже истины нет.

Я должен смешать три чашки: одну во здравие, вторую за любовь и удовольствие, третью — для хорошего сна. Выпив три чашки, мудрые гости отправляются по домам. Четвёртая чашка уже не наша, она принадлежит насилию; пятая — шуму; шестая — пьяному разгулу; седьмая — подбитым глазам; восьмая — блюстителям порядка; девятая — страданиям и десятая — сумасшествию и крушению мебели.

Вино располагает к нежностям и разжигает. От выпитого в большом количестве неразбавленного вина бегут, исчезая, заботы. Тогда на сцену является смех, тогда и бедняк собирается с духом, тогда проходят грусть, заботы и морщины на лбу, тогда намерения становятся искренними — что так редко в наш век.

Помните, как в фильме «Блеф» с Адриано Челентано ногами вино мяли? Вот Европа – ногами вино делают. У нас в России даже руками не получается!

— Ты можешь описать вкус вина?
— Это хорошее красное вино. Смелое вино с намёком на некоторую утончённость и без всякого притворства… На самом деле, я просто сказала о себе самой.
— Ты не ошиблась. Вино, как и люди. Виноград впитывает всё, что происходит в жизни вокруг него. Он поглощает это, и сам приобретает характер.

После многолетних экспериментов [пан Беспальчик] пришёл к выводу, что если истина — в вине, то заблуждение — пытаться отыскать её там.

Разве ты не знаешь, что все сладкое, что едят для лечения, кажется вкушающему горьким, а в этом вине — многие полезные свойства, и в числе их то, что оно переваривает пищу, прогоняет огорчение и заботу, прекращает ветры, просветляет кровь, очищает цвет лица и оживляет тело. Оно делает труса храбрым и усиливает решимость человека к совокуплению, и если бы мы упомянули все его полезные свойства, изложение, право бы, затянулось.

Приятно было пить медленно, и смаковать вино, и пить в одиночестве. Бутылка вина — хорошая компания.

— Говорят, не стоит пить красное вино в пустыне.
— Это погубило вавилонян, да?
— Ну-у, пара бутылок, и мы заговорим по-вавилонски.

Только теперь я поняла великую власть вина и догадалась, почему мужчины становятся пьяницами. Не то чтобы вино развеяло все мои печали, но оно придало им какое-то особое величие и благородство.
Это чем-то похоже на печальную, торжественную музыку, когда становится жалко самого себя, но при этом, оттого что ты сам себя жалеешь, чувствуешь себя очень хорошим человеком.

Если виноградарь каждой лозе не поклонится триста раз, не будет хорошего урожая.

Такие люди редко у нас теперь попадаются. А раньше много их ходило по Руси — философов, понимающих толк и в правде человеческой, и в казённом вине.

Моя мама всегда говорила — если пьёшь вино из собственного винограда, оно никогда тебе не навредит.

— Вино «Шато Латур», твоего года рождения.
— Как-то страшно его пить.
— Страшно, когда оно кончается. А пока жизнь прекрасна.

Некоторые ошибочно полагают, что все блюда на свадьбе приготовлены исключительно из мандаринов. Это не правда – вино из винограда.

Почему мы, французы, вино коллекционируем, а вы, русские, им шашлык поливаете?

Нет вина — нет друзей.

«Это про женщину сначала спрашивают «сколько стоит?» — а потом пробуют. С вином же всё наоборот, сначала пробуют, а потом уже спрашивают «Сколько стоит?»

Никто бы не одолел героя, не будь вина и женщин!

Женщины, вино и деньги – помеха творчеству только начинающих писателей.

Если неправильно выберешь вино, весь обед покатится под откос, и все вы через два часа будете выглядеть, как свиньи.

Всю славу дел великих и прекрасных
Смывает с нас вино.

Вино для меня — друг, настоящий друг, который приносит радость, и очень редко — разочарования. Друг, которому не нужно ежедневно доказывать свою дружбу, мы можем не видеться неделями, это ничего не меняет.

Какова цена — таков и вкус вина!

Это был превосходный дегустатор, он прекрасно разбирался в том, какое вино пьют «за здравие», а какое – под «чтоб они сдохли!».

Не пей больше, — сказал Уленшпигель. — Питьё наспех полезно только для почек. Больше пользы возлияние принесёт тому, у кого совсем нет вина.

Для того чтобы не быть страждущим рабом Времени, опьяняйтесь; опьяняйтесь непрестанно! Вином, поэзией или истиной — чем угодно!

Вот, слушай, что я записал про это вино:
«Каждый раз, когда мы разольем его по бутылкам, у нас остается в целости и сохранности кусок лета двадцать восьмого года».

Увы! Увы нам! Так, значит, вино живет дольше, чем людишки. Посему давайте пить, ибо в вине жизнь.

– Вино «Вдохновение», – фыркнула я. – Слушай, ба, вот как оно вдохновляет, если меня с половины бокала уносит Харон знает куда?
– А ты закусывай, – посоветовала бабушка, оторвав от своего венка пару виноградинок.

— Никогда не думала, что стану одной из тех, кто по вечерам глушит красненькое, уставившись в пустоту поверх стакана, однако вот тебе факт — стала.

Вино может быть наставником более мудрым, чем чернила, а упражнения в остроумии зачастую лучше учебников.

Мы губили вино вдвоём,
И шатался наш общий дом.
И вело нас оно на дно,
Стало розным у нас одно.
Мы вино называли вином,
А оно оказалось виной.

Вино же,
Утоляющее жажду,
Не истина, скорее — заблужденье.
Вот почему, испив его однажды,
Нет нужды предаваться размышленью.

Такие люди редко у нас теперь попадаются. А раньше много их ходило по Руси — философов, понимающих толк и в правде человеческой, и в казённом вине.

Любовь — вино,
и пить, и петь,
в ней может всякое случиться.
Можно приятно захмелеть,
А можно вовсе отравиться…

Любовь и вино пьянят нас — а потом наступает похмелье, и мы блюем, плачем с разбитым сердцем, слушаем грустные песни и клянёмся больше никогда не повторять своих ошибок. Но ведь жить — это и значит ошибаться. А любить — это не бояться рискнуть всем.

Дайте сикеру погибающему и вино огорченному душою; пусть он выпьет и забудет бедность свою и не вспомнит больше о своем страдании.

Что мне до стихов любовных,
Что до вздохов и до слез?
Я смеюсь над дураками,
И с веселыми друзьями
Пью в тени берез
Нам вино дано на радость;
Богом щедрым создано,
Гонит мрачные мечтанья,
Гонит скуку и страданья
Светлое вино.

Люби, не влюбляйся; пей, не напивайся; играй, не отыгрывайся.

Мы все немножко суеверны,
Но крепко верим, крепко верим лишь в вино,
В нем топим все свои химеры…
Давным-давно, давным-давно, давным-давно!

Вино извиняет вину. Может, поэтому так и называется?

Красивые виды и вино… Что ещё нужно для счастья?

В моей иерархии потребностей наверху дурь, потом идет пиво, потом вино. Но всё-таки винишко — стильная штука.

Сегодня, сидя у северного окна,
Спрашивал себя: «Чем бы заняться?» И, к радости немалой,
нашёл трёх друзей. Но кто же они?
Смолкнет цитра, и ей на смену — вино.
Уходит вино, а на смену — стихи. Три друга сменяясь приходят.
И с ними часы незаметны…

Парадокс: вещи, без которых можно жить, — книги, искусство, кинематограф, вино и так далее, — необходимы, чтобы выжить.

Настоящий чайный букет как дорогое вино, его невозможно повторить, секреты его приготовления доступны только автору.

Унылых осеней прошёл над нами ряд,
И нашей жизни дни развеял листопад.
Пей! Ведь сказал мудрец, что лишь вина дурманом
Мы можем одолеть тоски душевной яд.

Розовое вино делает из меня шлюху.

А я хоть и грешник, да без жажды не пью. Когда я, Господи благослови, начинаю, ее еще может и не быть, но потом она приходит сама, — я ее только опережаю, понятно? Я пью под будущую жажду. Вот почему я пью вечно. Вечная жизнь для меня в вине, вино — вот моя вечная жизнь.

Пьянство, — сказала она нам как-то в редкий момент откровения, — прегрешение против самой природы плодов, фруктовых деревьев, самого вина. Это надругательство, это осквернение их, как насилие есть осквернение любви.

Я выпить никогда не откажусь, вино — наш целитель, только им и лечимся…

Я такая крутая, когда выпью вина. Я как будто летаю, и идите все на…

Если бы хоть раз, сказала бы ты мне, стать твоим вином,
Если бы позволила мне,
Я б тобою до краев,
Душу наполнил собою.

Вино располагает к нежностям и разжигает. От выпитого в большом количестве неразбавленного вина бегут, исчезая, заботы. Тогда на сцену является смех, тогда и бедняк собирается с духом, тогда проходят грусть, заботы и морщины на лбу, тогда намерения становятся искренними — что так редко в наш век.

Жизнь бессмысленна и полна лжи, darling, и единственный смысл заключается в искрящемся вине, в этом голубом дыме, в твоих еще более голубых глазах и в твоем шелковистом девичьем теле.

В хмелю люди совершают дурные дела, убивают и ссорятся. Вино удерживает человека от того, что он знает, и от искусств, которыми он обладает, оно становится занавесою или преградою на его пути и для его дела.

Не сладок вкус вина, как сладок жизни вкус.

Лучшее вино – то, которым тебя угощают.

«Не хочу жениться, хочу… а чего я хочу? А? Не знаю…» — думал он и опрокидывал в рот очередной кубок. — «Может, утопиться? В вине…»

В отличие от вина дрянь остается дрянью, сколько ее ни храни.

Всего вина, выжатого из всех гроздей винограда на свете, не хватит, чтобы ревнивцу найти в нем полное забвение.

Когда выпьешь вина, на душе становится легче, но только на время.

Я была околдована чарами вина — зелья, которое впервые привело меня в восторженное ожидание вечно парящей в небесах крылатой любви и сулило всеобщее единство, — напитка, который позднее стал для меня смертельно опасным ядом.

Поразительно было и то, что где-то в зеленых долах здоровые, славные люди возделывают виноград и выдавливают из него сок, чтобы в разных местах земли, далеко-далеко от них, какие-то разочарованные, тихо спивающиеся обыватели и растерянные степные волки взбадривались и оживлялись, осушая стаканы.

А я хоть и грешник, да без жажды не пью. Когда я, Господи благослови, начинаю, ее еще может и не быть, но потом она приходит сама, — я ее только опережаю, понятно? Я пью под будущую жажду. Вот почему я пью вечно. Вечная жизнь для меня в вине, вино — вот моя вечная жизнь.

— Римляне любят говорить, что «anni, amori e bicchieri di vino, nun se contano mai».
— «Годы, любовников и бокалы вина не нужно считать», — перевела Лаура.

Вино освежает и оживляет после работы, вино поддает жару лентяям; выпьешь — и сам черт тебе не страшен, море по колено!

Два галлона вина — это немалое количество даже для двух пайсано. В духовном отношении эти бутылки можно распределить следующим образом. Чуть пониже горлышка первой бутылки — серьезная, прочувствованная беседа. Двумя дюймами ниже — воспоминания, овеянные приятной грустью. Ещё три дюйма — вздохи о былых счастливых любовях. На донышке — всеобъемлющая абстрактная печаль. Горлышко второй бутылки — чёрная, свирепая тоска. Двумя пальцами ниже — песнь смерти или томления. Большим пальцем ниже — все остальные песни, известные собутыльникам. На этом шкала кончается, ибо тут перекресток и дальнейшие пути неведомы. За этой чертой может произойти всё, что угодно.

Немножко любви — это как немножко вина. Но от их избытка человек может заболеть.

Вино добавляет заглавные буквы и многоточия к хорошей истории…

Истина не просто находится в вине, она ещё и выходит порой наружу!

«Бойкое, говорливое вино, весёлое и немного нахальное, с пикантным привкусом чёрной смородины», если верить этикетке. Не из тех вообще-то, какие хранят, но он сохранил. Из ностальгии. Для особого случая…

Вино говорит. Это общеизвестно. Оглядитесь. Спросите уличного оракула, незванноного гостя на свадебном пиру, юродивого. Оно говорит. Оно чревовещает. У него миллион голосов. Оно развязывает язык, выбалтывая тайны, которые вы не собирались выдавать, тайны, которых вы знать не знали. Оно кричит, разглагольствует, шепчет. Оно говорит о великих вещах, о гениальных планах, трагических страстях и ужасных предательствах. Оно хохочет до упаду. Оно тихонько хихикает себе под нос. Оно рыдает при виде собственного отражения. Оно вытаскивает на свет летние дни, давно минувшие, и воспоминания, крепко забытые. От каждой бутыли веет иными временами, иными местами. Джо называл это будничным волшебством. Превращая низменные материи в грезы. Любительская алхимия.

— У тебя есть вино?
— Красное или белое?
— Белое.
Я достала бутылку из холодильника, налила Реджу бокал, он выпил и блаженно крякнул:
— А-а-а, благословенный витамин Ви.

Зинаида Антоновна, старуха, из бывших дворян, отсидевшая, разумеется, на всю катушку… жила вот в этом самом доме… В 60-е годы какой-то гость привез ей из Польши фигурку ангела на пробке для винной бутылки. Серебряный ангел, приподняв сутулые крылатые плечи и благочестиво сложив на цыплячьей грудке острые ладошки, понурил мятое серебряное личико. Она говорила – приходите посидеть под ангелом. Пила немного и только с гостями.

Вечером, сидя за машинкой, я выдул один за другим два стакана вина, выкурил три сигареты, прослушал по радио Третью симфонию Брамса и наконец понял, что не заведусь без толчка.

Нет ничего хуже дешевого красного вина, разве что дешевое белое вино, если оно еще успеет согреться.

Вино не способно заменить страсть и желание, когда их нет. Думаешь, у Тристана и Изольды все пошло бы по-другому, не испей они своего любовного напитка?

Вино делает человека добрее и мирит его с пороком…

– Вино «Вдохновение», – фыркнула я. – Слушай, ба, вот как оно вдохновляет, если меня с половины бокала уносит Харон знает куда?
– А ты закусывай, – посоветовала бабушка, оторвав от своего венка пару виноградинок.

Вину нужна способность приковать к себе ваше внимание, заинтересовать вас настолько, чтобы и много времени спустя вам хотелось снова его попробовать, посмотреть, как оно теперь себя чувствует. Это как знакомство с человеком: с кем-то было приятно поболтать, но больше вы никогда о нем не вспомните, а кто-то западает в душу и при любой возможности вы с радостью с ним встречаетесь.

Читая Ваше письмо, с великой нежностью и горечью вспомнил Италию — с нежностью потому, что только теперь понял я, как она вошла мне в сердце, а с горечью по той простой причине, что когда-то теперь еще раз доберешься до Вас, до казы Вашей и до вина Вашего. А идет осень, самое лучшее, самое винное время в Ваших морях и странах.

Мы считали вино чем-то таким же полезным и обычным, как пища, и, кроме того, оно радовало, создавало ощущение благополучия и счастья. Пили вино не из снобизма, это не было признаком какой-то утонченности, не было модой; мне в голову не пришло пообедать без вина, сидра или пива.

Мир господень согревает душу, а хорошее вино греет пузо.

Где они ныне, декабристки-то? В очередях за вином…

В вине, пожалуй, я забудусь снова.
И упрекнуть за то меня не смеют.
Я не пила еще за хризантемы,
Что у плетня восточного желтеют.

Приятно было пить медленно, и смаковать вино, и пить в одиночестве. Бутылка вина — хорошая компания.

— Официанты подливали вина, а твой отец его пил и пил…
— Ну, это просто вежливость.
— Вот он и набрался вежливости.

Женщина, мясо – это наука, а вино, вино – искусство!

Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно:
впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид;
<…> сердце твое заговорит развратное.

Пиво, это второй хлеб! А вино это так, баловство для студенток.

Есть вина, в которых даже истины нет.

Разумный человек обычно пьёт, —
Что в нашей жизни лучше опьянения?
Всечастно упивается народ
Любовью, славой, золотом и ленью.
Без опьянения жизни сладкий плод
Казался б просто кислым, без сомненья.
Так пей же всласть на жизненном пиру,
Чтоб голова болела поутру.

Я была околдована чарами вина — зелья, которое впервые привело меня в восторженное ожидание вечно парящей в небесах крылатой любви и сулило всеобщее единство, — напитка, который позднее стал для меня смертельно опасным ядом.

К великим винам можно причислить только долгоживущие вина, те, которые развиваются, меняются, становятся со временем еще сложнее. В людях тоже отсутствие развития с возрастом не вызывает уважения.

Любовь! Она мутит головы хуже, чем вино! Либо ты контролируешь себя, либо это будут делать другие. Выбор не так уж велик.

Брат ты мне или не брат,
Рад ты мне или не рад?
Сядь со мной за стол, налей себе вина,
И, если ты мне брат, то пей со мной до дна.

Истина в вине, а здоровье в воде.

Всё начинается с почвы, лозы и винограда. Запах виноградника. Он как запах рождения. Он пробуждает покрытые патиной времени… древние… в общем, глубинные и вероятно неосознанные импульсы в моей душе.

Побудь один в каком-нибудь другом месте. Мне нужно поразмыслить и я предпочту это делать рядом с дорогим вином.

Знаешь ли, какого рода?
Милый мой, мне все равно,
У меня закон один:
Жажды полная свобода
И терпимость всяких вин!
Погреб мой гостеприимный…

Вино всегда составит компанию, когда ты летишь в пропасть.

Пить чай из кружек – это все равно что дегустировать хорошее вино из чашек.

Истина в вине… и в выборе удачного момента.

– Я не могу работать в таких условиях. Где мое вино?
– Может, попьешь воды для разнообразия?
– Вода – это скучно.

— Будь у каждого в мире явства и место для ночлег, в мире не было бы войн.
— Не забудь о вине. И тогда бы так спорили лишь о том, чем его закусить.
— Разумеется, наш бедственный и не божественный мир редко сдвигается по своему пути без препятствий.

Пейте своё вино и улыбайтесь. Я так делаю.

Оцените
Цитаты великих людей онлайн
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Сейчас напиши что думаешь!x